Новости РУ: ПАХАНЫ И БАРЫГИ Немного для понимания происходящих в России последние 20 лет событий.


 
Я знаю, зачем нужны эти кнопки. А ты? Тогда поделитесь с друзьями!




1 января 1970 - Даниленко
Новости РУ:  ПАХАНЫ И БАРЫГИ Немного для понимания происходящих в России последние 20 лет событий.
ПАХАНЫ И БАРЫГИ

Немного для понимания происходящих в России последние 20 лет событий.
Эта статья написана профессионалом в области системного анализа в феврале 1997 года, сравните с тем, что происходит сегодня.

Примечание: Пётр Михайлович Хомяков (17 апреля 1950, Москва — июнь 2014, Льгов, Курская область) — российский учёный и системный аналитик, автор многочисленных работ с критикой современной России. Осужден по обвинению в мошенничестве и организации экстремистского сообщества. Погиб в колонии.

Что-то явно ненормальное творится в нашей политической жизни, а вернее в ее идеологическом и пропагандистском обеспечении. Официозная "Российская газета" скорбит о развале СССР и называет это (правда сквозь зубы) преступлением. А преступник то кто, коллеги? Верная служанка либерального капитала – "Комсомольская правда" вдруг заговорила о социальных проблемах, и местами прямо-таки в стиле "Правды" застойных времен. Либеральная "Независимая газета" мягко, но с нарастающей интенсивностью проповедует ценности патриотизма. Если проэкстраполировать эти тенденции в будущее, то месяцев через 5-6 это уважаемое издание вполне догонит газету "Завтра".

Патриотами, левыми и, не побоюсь этого слова, русскими националистами сейчас не становятся только те, кому, как говорится, ни один следователь не поверит в чистосердечное раскаяние – "Московский комсомолец", "Сегодня", "Известия" и т.п. издания (хотя даже они робко пробуют себя в этом жанре). Однако чувствуется, что завидуют коллегам, сохранившим свободу маневра, до жути.

Ну а коммунистическая и патриотическая печать во всю прославляет… приморского губернатора Наздратенко. Того Наздратенко, который беспрецедентным административным давлением обеспечил сокрушительное поражение объединенной лево-патриотической оппозиции на выборах в своем регионе.

Все это говорит о двух вещах.

Первое. Назревает какое-то очень острое противостояние в нашей политике. По настоящему острое, не виданное в последние десятилетия. Потому что идеологическое обоснование этого назревающего противостояния обеспечивается принципами, обычно ассоциирующимися с хорошей дракой.

Второе. Фронт этого противостояния отнюдь не между «белыми» и «красными». Более того, эти самые «белые» и «красные» очень скоро расколются, и из осколков обоих лагерей возникнут новые коалиции, где союзниками будут вчерашние враги, а врагами вчерашние соратники.

Попытаемся определить, где же будет проходить фронт этой тотальной войны. Для этого проанализируем процессы передела собственности и власти в 80-е -90-е годы. К концу 70-х реальные "владельцы" СССР – представители партийно-бюрократической номенклатуры, решили окончательно избавится от ставших им ненужных идеологических догм. Они решили выйти из подполья, и, уже не прячась, пользоваться своими богатствами. Не были они, наверное, в массе своей иррациональными патологическими злодеями, но логика легализации их реального достояния привела и к распаду СССР и к системному кризису в России.

Однако не это сейчас нас интересует. Интересует нас то, что номенклатура не только наломала много дров, легализуя свои богатства, но вроде бы и потеряла большую их часть. Как откровение излагают некоторые социологи факты, что среди новых толстосумов представителей бывшей номенклатуры не более 25%. Заметим, что среди "обновленной" бюрократии их более 90%.

Так что же получилось, номенклатура упустила из своих рук все богатства страны, оставив себе только четверть? И после стольких "трудов" вернулась к ситуации конца 70-х годов, когда основой ее безбедного существования было только государство? Но тогда какое было государство, там было что доить, а теперь и четверти того государства нет.

Ах, какая "неопытная" номенклатура!

Верится в это с трудом. Скорее всего, дело тут в чем-то другом. Просто номенклатура во всех ситуациях умеет не подставляться. В данном случае для подстраховки использовалась старая как мир схема. "Присвоившая" себе общенародную собственность номенклатура по сути преступная (паханы, называя вещи своими именами), сбыла краденное неким скупщикам краденного (барыгам, если следовать криминальной терминологии). Вернее даже не сбыла, а отдала на хранение за некую скромную плату и право временного пользования.

Цель операции со стороны номенклатуры, сохранить до поры до времени, пока все не уляжется, дело в тайне, а потом прийти к барыгам – «новым русским» и взять свое.

Но барыги могут не отдать взятое. Мало того любой барыга мечтает "сдать" своего кредитора в милицию и присвоить все денежки себе. Для блокирования этой возможности номенклатура оставила за собой контроль над государством (вот почему среди нынешней бюрократии ее 90%!).

Но такое государство, обезопасив паханов от происков барыг, не способно и отстоять интересы номенклатуры – тайные сделки не контролируются законными способами. Для этих целей номенклатура создала разветвленную преступную сеть – структуру с одной стороны дублирующую функцию официальных барыг – "новых русских", а с другой стороны обеспечивающую "гражданское судопроизводство в тайных сделках". Кстати, именно поэтому преступность в нынешних условиях неуязвима – в ее существовании кровно заинтересована оставшаяся у власти номенклатура.

Настоящий момент характеризуется тем, что условия для окончательной легализации наворованного номенклатурой созрели. Уже давно неким, достаточно скромно живущим, господам "Ф" невмоготу смотреть, как на их денежки жируют господа "И".

Пора возвращать долги.

Однако возникли некоторые осложнения. Барыги за это время успели создать свою систему безопасности и частично вышли из-под контроля. Криминальные структуры в условиях ослабления государства также окрепли и желают пересмотра ранее заключенных договоров в свою пользу.

Кроме того, в политику и бюрократию в неразберихе пролезли новые люди. Их не так много, но их может использовать любая сторона в своих целях (они пока не куплены и могут выбирать того, кто больше заплатит).

Далее. Нечего стало воровать. Уже невозможно гасить скрытые конфликты дележом новых кусков общенародного добра. И последнее, хотя и не самое важное, но существенное. Народ озверел и жаждет резни. Не важно кого, но очень хочется разорвать.

Все эти факторы и определяют назревающий конфликт. В этом конфликте будут фигурировать две основные стороны.

Первая. Номенклатурная бюрократия. Ее цель – вернуть под свой полный контроль ценности, "нечестно" удерживаемые "новыми русскими". На первый взгляд цель достаточно противоречивая. Действительно, отняв через государственные институты ценности "новых русских" и криминалитета, бюрократия не получит ничего себе лично. Это, однако, не так.

Во-первых, у бюрократии есть свои верные (по настоящему верные) люди в предпринимательских кругах. Поэтому изымаемое у «плохих» предпринимателей частично попадет в руки «хороших», которые потом поделятся с благодетелями без звука. Тем более у них перед глазами будет пример их неуступчивых и недальновидных коллег.

Но это не главное. Вторым, и наиболее существенным отличием "новой национализации" является то, что она будет проходить в новых социально-политических условиях. Буржуазное общество сформировано. Его идеалы и стереотипы господствуют. То, что сейчас будет отнято государством у "плохих" предпринимателей, потом снова уже вполне легально и открыто будет перераспределено в пользу номенклатуры. Надобность в барыгах отпадет. Паханы будут узаконены в своих правах.

Подчеркнем, что именно этого социально-экономического и правового обеспечения не было у номенклатуры в начале 80-х. По существу все пертурбации последних лет лишь реализация поисков такого обеспечения, поисков, во время которых "новых русских" пустили по "минному полю" расчищать проходы через него для номенклатуры.

Союзником номенклатурной бюрократии в этом ее стремлении "навести порядок" будет вся низовая неноменклатурная бюрократия, и, прежде всего «силовики», соскучившиеся по «твердости». Кроме того, как уже очевидно, своих коллег охотно поддержит номенклатурная верхушка коммунистической оппозиции. Да и не только верхушка, и не только коммунистическая, а большинство лево-патриотической оппозиции. В борьбе с «жирными котами» найдется место всем – от Николая Рыжкова до Анпилова.

Кстати поэтому стоит в ближайшее время ожидать развитие процесса нахождения взаимопонимания и конструктивного сотрудничества правительства и оппозиции, начатого блестящим утверждением Черномырдина в Думе.

Криминалитет по сценарию номенклатуры очевидно уже выполнил свою миссию и безусловно подлежит уничтожению с конфискацией имущества. Энтузиазм масс по этому поводу – один из важнейших резервов в политических планах номенклатуры. При этом несомненно, что у номенклатуры есть "полностью свои люди" не только в предпринимательских кругах, но и среди криминалитета. Это то верное меньшинство криминалитета, оставленное «на всякий случай», и уцелеет. Но оно будет незначительным.

Как видим, реализация планов номенклатуры объективно будет носить характер избиения своих противников и конфискации их добра. Варианты возможны только в оценках масштабов этого избиения. Идеологическим и политическим оформлением подобной стратегии является широкий спектр вариантов «розового национал-социализма».

Заметим, что шансы реализовать свою стратегию у номенклатуры велики. Практически их противники в стратегической перспективе обречены, если не предпримут нечто экстраординарное.

Вторая сторона назревающего конфликта, как уже очевидно, это "новые русские", связь которых с номенклатурой ослабла. Остается поражаться наивности некоторых "новых русских". Неужели они всерьез думали, что цековские и обкомовские боссы затевали перестройку, чтобы облагодетельствовать кого-либо, кроме самих себя? Тем не менее, таких "наивных" среди "новых русских", по-видимому, большинство. Можно полагать, что амбиции и надежды "новых русских" обусловлены целым рядом их тактических успехов и наличием достаточно заметных союзников.

Прежде всего, конечно, их самыми мощными союзниками внутри России являются СМИ. СМИ, особенно телевидение, ставшее само по себе в определенной степени властью и бизнесом, крайне не заинтересовано в возвращении всевластия бюрократии. Для боссов СМИ это потеря не только престижа, но и денег. Заметим, что СМИ – практически единственная опора "жирных котов". Но СМИ действенны только там, где есть выборы, есть демократия.

Потому-то «новые русские» объективно не заинтересованы в свертывании выборной демократии. Потому-то они и отстранили от власти тех, кто хотел бюрократического переворота и отмены выборов – Коржакова и Ко. Они чувствовали, что в этом случае события развивались бы по схеме: отмена выборов – контроль за СМИ – антикоррупционная кампания – «отстрел жирных котов» – установление диктатуры бюрократии.

Следует отметить еще одну сильную сторону барыг – "новых русских". Именно их поддерживает Запад. Это было не мало в начале "реформ". Однако не стоит переоценивать роль западной поддержки сейчас. В настоящее время ее эффективность определяется в основном личным влиянием западного лобби на Ельцина. Любой его приемник будет более свободен от такого влияния.

Говоря о Ельцине, нельзя не отметить, что также как у номенклатурной бюрократии есть "свои" буржуи, также и у либеральной прозападной буржуазии есть "свои" люди во власти. Это тоже важный фактор относительной устойчивости новых буржуа. Однако мы можем наблюдать постепенное вытеснение или ассимиляцию либерально-буржуазных лоббистов бюрократическим аппаратом. Нет ныне в правительстве и среди региональных глав наиболее ярких фигур такого типа, как Гайдар, Авен, Попов, Собчак и т.п. Возвращение к власти их коллеги Чубайса носит характер одномоментной, "прорывной" акции и не может компенсировать медленно, но верно идущие процессы номенклатурной консолидации бюрократии.

Объективно союзниками новых буржуа в их борьбе с бюрократами являются криминальные круги. Вопрос состоит лишь в том, могут ли новые буржуа организовать политическое взаимодействие с криминалитетом. По-видимому, этот вопрос до конца не решен.

Особенностью тактики торгово-финансовых кругов в их борьбе с бюрократией является опережающие удары по силовым структурам. Максимальное ослабление силовых структур, всецело подконтрольных бюрократии, позволяет барыгам надеяться на победу над паханами.

Следует признать, что имеются определенные объективные тенденции, способствующие такой политике. Часто упускается из виду, что сильные государственнические тенденции в России всегда находились в постоянной борьбе с российскими же тенденциями народно-анархического толка.

Похоже, что столь часто упоминаемая "любовь" русского народа к своим "силовикам" не более, чем расхожий пропагандистский миф. Не западной же пропагандой придуманы сугубо русские народные формулировки "мент поганный" и "вояка паршивый". Именно эту тенденцию сейчас активно оседлали либерально-буржуазные круги, понизившие рейтинг армии и спецслужб до весьма низкой отметки. И предел в этом отношении еще не достигнут. Тем более, что за шквальную дискредитацию внутренних органов пока еще не брались.

Вершиной тактического мастерства буржуазных барыг стал взлет Лебедя. Объективно Лебедь классически "сделан" с помощью подконтрольных буржуазным кругам СМИ. Все широковещательные заявления Лебедя о борьбе с коррупцией, не более чем слова. Между тем наибольшие успехи Лебедь достиг именно в акциях, главным итогом которых была дискредитация силовых структур и их руководства. Нынешний этап своей карьеры Лебедь ознаменовал победой над наиболее активными номенклатурными врагами буржуазии – Коржаковым, Барсуковым, Сосковцом. Таким образом, никто из серьезных аналитиков не сомневается, чей человек Лебедь.

Особая ценность Лебедя в борьбе барыг с паханами определяется тем, что он временно заблокировал "диктаторский сектор" политического спектра. Любой другой потенциальный диктатор настоящего номенклатурно-бюрократического толка не сможет на данном этапе соперничать с ним. Более того, многие активные политические круги определенного толка ошибочно принимают Лебедя за своего, и замыкаются на нем.

Так что стабильное положение новой буржуазии определяется сейчас двумя фигурами – Ельциным и Лебедем. Конец Ельцина или конец Лебедя (а тем более то и другое одновременно) означает начало процесса, который в ближайшей перспективе приведет к началу «охоты на барыг».

Как это ни странно, единственной стратегией самосохранения барыг может быть только новый взлет популизма особого толка. Пока существует Ельцин, и политически влиятелен Лебедь, под их прикрытием можно при энтузиазме масс начать наступление на номенклатурную бюрократию. Но для успеха этого наступления оно должно быть гораздо более радикально, чем раньше и, что самое главное, давать зримые и ощутимые блага народу.

Немедленное и радикальное снижение всех видов бюрократического гнета – военного, полицейского, фискального и т.п. Только это может вдохновить массы и сделать их временными союзниками новой буржуазии. Антиноменклатурный, анархистский по сути вектор настроения масс можно использовать для окончательного радикального ослабления бюрократической государственной машины. Организация политического и идеологического оформления такого движения при достаточных финансах и поддержке СМИ – не проблема.

Вопрос состоит в том, захочет ли новая буржуазия спасать себя таким способом. Если не захочет – ее ждет конец, а номенклатурных бюрократов победа.

Однако в любом из исходов данного противостояния, как это ни покажется странным, победителем окажется русский народ. Следует признать, что обе стороны конфликта – и паханы и барыги высасывают очень много соков из России. Победа любой из сторон при одновременном уничтожении другой уменьшает непродуктивный гнет на половину.

Поэтому единственное пожелание обывателя к господам бюрократам и буржуям – режьте друг друга радикальнее и начинайте поскорее.

Мы вас в этом деле поддержим».

П.М. Хомяков



----------------------------------
Уже поставили себе PERISCOPE?
Подписывайтесь на Свободные новости perisc
Рейтинг: 0 Голосов: 0 65 просмотров

Комментарии