Новость: Последняя ступень перед государственным переворотом Соглашение об урегулировании политического кризиса на Украине 21 февраля 2014.


 
Я знаю, зачем нужны эти кнопки. А ты? Тогда поделитесь с друзьями!




1 января 1970 - Лариса
Новость:  Последняя ступень перед государственным переворотом Соглашение об урегулировании политического кризиса на Украине 21 февраля 2014.
Последняя ступень перед государственным переворотом — Соглашение об урегулировании политического кризиса на Украине 21 февраля 2014. Гарантами соглашения были представители Германии, Франции и Польши. Свои гарантии они не сдержали, поскольку в тот же день президенту Украины Януковичу пришлось бежать из Киева. А на следующий день очищенная силовым методом от депутатов-регионалов Верховная Рада лишила его полномочий, и избрала и.о. президента Турчинова.
Украинское противостояние это часть глобального конфликта между транснациональными бюрократиями капиталистической метрополии и национальными бюрократиями капиталистической периферии.
Примечательно, что сторонники обеих глобальных трендов бюрократии есть по обе стороны конфликта, который часто разделяет вовсе не баррикада. Сторонники транснациональной бюрократии (у нас их называют "либералы") и их противники могут оказаться соседями по одной конторке и пить чай вместе во время перерыва.
Более того, сторонники возвращения к национальной истории есть также и в странах капиталистической метрополии, также как сторонники и представители транснациональной бюрократии в большом количестве есть в национальных государствах капиталистической периферии. Например, НКО и правозащитные организации это тоже бюрократия. Транснациональный тип сюзерена поддерживает значительная часть университетской бюрократии в той же России например.
Следует отметить, что транснациональная бюрократия так же подвержена деспотизму, воровству, коррупции, как и национальная. Капитальных системных различий между этими бюрократиями нет. Главное различие — тип сюзерена и, соответствующий ему тип лояльности. Сторонники транснациональных бюрократий представляют себе верховного сюзерена как правило где-то на Западе, а защитники национальной бюрократии, становятся таковыми, защищая свою страну и ее суверенитет.
В тех странах, где национальная бюрократия у власти, она на виду, поэтому сторонники транснациональной бюрократии ("либералы" в российской терминологии), стараясь лишить ее власти, пытаются изобразить ее такой же коррумпированной бандой, какой можно изобразить и их самих. Отсутствие какой-либо внятной программы этого конфликта превращает его в конфликт эмоций. Его также можно назвать "Аффект власти", поскольку обе стороны становятся заложниками вещей от них далеких, поэтому львиная доля в конфликте отводится воображению и интерпретации образа своего врага. Вот пример камлания транснационалов, где хитрый лектор устраивает сеанс воображения фигуры Властителя : Участникам камлания кажется, что они обсуждают Путина, Гитлера, Муссолини и Асархаддона — но владея обсуждением, лектор получает и распределяет удовольствие собственной власти между ее участниками. Поскольку участники, пришедшие к лектору на обсуждение власти, сами имеют некую власть на своих местах, то лектор просто сосредотачивает ее вместе с вниманием на своей персоне. Кто-то из участников бизнесмен, кто-то режиссер итд. Данный пример, также примечателен тем, как сторонники транснационального коллективного сюзерена представляют себе своего врага.
Их враг это тот, кто мешает им наслаждаться всей полнотой их власти на местах. Этот человек "вахтер", ничтожный человек, который наслаждается своей властью без их ведома и в одиночку. Именно таким ничтожным опереточным диктатором и представляет себе транснациональная власть власть национальную. С точки зрения транснациональной власти все правительства, действующие без ее ведома, или недостаточно с ней согласовываясь, являются нелегитимными. Потому что источником легитимности в мире транснациональная власть считает себя. Поэтому транснациональная власть не воспринимает всерьез ни их самих, ни договоренности с ними. Именно поэтому показательной формой переворота в пользу транснациональной власти является "переговорный процесс", в ходе которого запускается процесс уничтожения национальной власти, заподозренной в недостаточной лояльности к власти транснациональной. Именно этот момент называется "запуском политического процесса". У подобного поведения транснациональной власти есть три слабых места.
1. Настаивая на себе в качестве главного источника легитимности, транснациональная власть выдерживает определенный риск. Особенно в тех случаях, когда спор из-за легитимности затягивается. Как, например, в случае затяжного диспута из-за легитимности Асада в Сирии. Если Россия и Иран сумеют отстоять легитимность Асада, то это нанесет ущерб осознанию легитимности транснациональной власти в глазах миллионов сомневающихся во всем мире. Ведь спор о лояльности это вопрос веры. 2. Сторонники транснациональной власти в периферийных странах сделаны из того же теста, что и их противники. Их отличает только тип лояльности. Следовательно установление лояльных к метрополии режимов не приводит в периферийных странах к существенным переменам. И эта фикция обновлений становится заметной в условиях затягивания конфликта. 3. Отказывая периферийной государственности в полноценной легитимности, метрополия вынуждена отрицать и не замечать политические процессы, которые в периферийных государствах действительно происходят. Данный обман зрения зачастую происходит искренне, так что в ряде случаев его можно признать системной ошибкой. Например, такой исследователь власти как Никлас Луман в своей фундаментальной работе "Власть" (Die Macht) упоминает "дальневосточные азиатские системы власти" только лишь для того, чтобы упомянуть их слабость. Другим обыденным примером можно назвать грубоватость представлений о других цивилизациях в писаниях Сэмюэла Хантингтона. Хотя Хантингтон и был своего рода еретиком либеральной веры и известен спор между ним и таким апологетом глобального либерализма как Фрэнсис Фукуяма. Это тот случай, когда лояльность (транснациональной власти) ставится в зависимость от веры в нее, а слепая вера может сыграть на руку оппоненту. Полагаясь на превосходство своей легитимности, апологеты метрополии пропустили значительные политические процессы, реально произошедшие в государствах периферии. А эти процессы сделали периферию более живучей и способной к сопротивлению. Это вовсе не значит того сарказма в духе обещаний, что "Америка скоро (завтра) развалится". Но если периферия выстоит в нынешнем политическом споре, то ее проблемы вернутся к ее оппонентам. Если в 1990-е и нулевые Чечня болела у нас. То сейчас "Чечня" подбирается к границам Турции и Саудовской Аравии. Метастазы "Чечни" образует Ливия, и их уже можно обнаружить внутри стран ЕС. Не меньший потенциал "Чечни" представляет для США латиноамериканская проблема на их же территории. Такое смещение проблем вполне предсказуемо в том случае, если сомнения в легитимности транснациональной власти увеличатся. А именно легитимность поставлена на кон в таких спорах как в Сирии и Украине. Возвращаясь к Украине, то там транснациональная власть в целом успешно, хотя и не без косяков, смогла протащить свой сценарий подавления периферийной администрации. Но Россия препятствует завершению украинского конфликта, настаивая на его глобальном и принципиальном характере. Ведь задачей России и тех, кто ее поддерживает, является перенос вопроса легитимности власти с отдельно взятых стран периферии, на легитимность власти транснациональной метрополии как таковой. Итоговая задача российской политики будет выполнена лишь тогда, когда бюрократии транснациональных метрополий окажутся перед фактом угрозы их национальной государственности. Лишь ощутив свою собственную "Чечню" в своем государственном теле, транснациональные бюрократы осознают, что их власть сделана из той же самой плоти и крови, которую они высокомерно считали фикцией на материале периферийных государств.Последняя ступень перед государственным переворотом — Соглашение об урегулировании политического кризиса на Украине 21 февраля 2014. Гарантами соглашения были представители Германии, Франции и Польши. Свои гарантии они не сдержали, поскольку в тот же день президенту Украины Януковичу пришлось бежать из Киева. А на следующий день очищенная силовым методом от депутатов-регионалов Верховная Рада лишила его полномочий, и избрала и.о. президента Турчинова. Украинское противостояние это часть глобального конфликта между транснациональными бюрократиями капиталистической метрополии и национальными бюрократиями капиталистической периферии. Примечательно, что сторонники обеих глобальных трендов бюрократии есть по обе стороны конфликта, который часто разделяет вовсе не баррикада. Сторонники транснациональной бюрократии (у нас их называют "либералы") и их противники могут оказаться соседями по одной конторке и пить чай вместе во время перерыва. Более того :
Последняя ступень перед государственным переворотом — Соглашение об урегулировании политического кризиса на Украине 21 февраля 2014. Гарантами соглашения были представители Германии, Франции и Польши. Свои гарантии они не сдержали, поскольку в тот же день президенту Украины Януковичу пришлось бежать из Киева. А на следующий день очищенная силовым методом от депутатов-регионалов Верховная Рада лишила его полномочий, и избрала и.о. президента Турчинова. 
Украинское противостояние это часть глобального конфликта между транснациональными бюрократиями капиталистической метрополии и национальными бюрократиями капиталистической периферии. 
Примечательно, что сторонники обеих глобальных трендов бюрократии есть по обе стороны конфликта, который часто разделяет вовсе не баррикада. Сторонники транснациональной бюрократии (у нас их называют "либералы") и их противники могут оказаться соседями по одной конторке и пить чай вместе во время перерыва. 
Более того :
Рейтинг: 0 Голосов: 0 126 просмотров

Комментарии