В Мире: Что происходит с Европой ...Это, черт возьми, мой долг и обязанность


 
Я знаю, зачем нужны эти кнопки. А ты? Тогда поделитесь с друзьями!




1 января 1970 - Крендель
В Мире:  Что происходит с Европой ...Это, черт возьми, мой долг и обязанность
Что происходит с Европой?

"...Это, черт возьми, мой долг и обязанность сделать все возможное, чтобы Европа нашла единый путь". Этими словами Ангела Меркель закончила свое интервью крупнейшему телеканалу Германии ARD в последнее воскресенье февраля. Такие яркие выражения для "фрау-спокойствие и выдержка" дело редкое. Но эмоции политика, что известно, говорят о многом.
Не желая терять лица, канцлер заявила, что ее политика в отношении иммиграции является правильной, и она будет продолжать ее дальше. Тем не менее, "продолжать эту политику дальше", видимо, не получится. Отвечая на болезненный вопрос о том, как быть с натиском иммигрантов, приобретшим драматические формы, Меркель призналась, что видит единственный путь пресечь потоки нелегальных иммигрантов в Европу это - усилить контроль на внешних границах Евросоюза, контролировать морские пути незаконной иммиграции с помощью кораблей НАТО и достичь сделки с Анкарой.
Объявленную ею в сентябре 2015-го «Willkommen politik» ("политику открытых дверей") для т.н. "сирийских беженцев", она не упоминала. Сейчас в Европе это может очень дорого обойтись с учетом посеянной самой же Меркель антииммиграционной бури. Совсем другие ветры дуют в Европе сегодня: как сохранить культурную и политическую идентичность - на фоне опасности для первой и уже почти полной утраты второй.
Единого подхода к тому, как Старый Свет, не видевший столь грандиозного переселения народов со времен Второй мировой, должен вести себя, действительно нет. Причина в том, что в сегодняшней политической Европе явно утрачена причинно-следственная связь событий и, стало быть, рецепты лечения болезни не совсем соответствуют ее истинному диагнозу. Если слушать европейских политиков, то бегство обездоленных из Ливии, Сирии, Пакистана, Ирака, Судана, Косово, Албании, Эритреи, Нигерии, Сербии, Йемена и пр. в Европу - это есть некое самостоятельное явление, мало связанное с пожарами, которые разжигали и разжигают во всех этих регионах США. Кстати сказать, даже по американским оценкам, сирийских беженцев в общем объеме миграционного "прилива" в Европу в 2015-м и начале 2016-го отнюдь не подавляющее большинство, а не более 40 процентов.
Пока же Европа готовится к очередному саммиту с Турцией (7 марта) по миграционному кризису, а сама потихоньку привыкает жить ощетинившись. И идет совсем не в ногу с Меркель. Совершенно отчетливо на смену идеализму дальнейшей европейской интеграции приходит проза колючей проволоки (в самом прямом смысле слова) и национальных раздоров. Второе наблюдается уже не только на бытовом уровне (немцы пригласили к себе мигрантов, пусть их и содержат), но и в дипломатической сфере.
В Брюсселе на совещании министров внутренних дел ЕС, прошедшем 25 февраля, греческий министр по делам миграции Яннис Музалас заявил, что Эллада не собирается ни для кого "превращаться в европейский Ливан, этакий "склад душ", даже если его и будут финансировать из казны ЕС". Это было после того как министр внутренних дел Австрии Йоханна Микль-Лейтнер обвинила Грецию в том, что она ничего не делает для перекрытия потока беженцев из Турции. Это с более чем 100 тысячами больших и малых островов на морских просторах Греции - тут даже Германия не справилась бы. И за это ее, Грецию, следовало бы выкинуть из Шенгенской безвизовой зоны! Как скажет потом министр внутренних дел Словакии Роберт Калинак, "я уже семь лет участвую в таких встречах, но еще ни разу не видел, чтобы министры грубо перебивали и прерывали друг друга…".
Афины отозвали своего посла из Вены, после того как в конце февраля Австрия пригласила на мини-саммит по проблемам незаконной иммиграции 10 стран юго-восточной Европы и Балканского полуостровам, но "забыла" Грецию. Австрия, Словения, Венгрия, Македония, Болгария, Черногория перекрыли южные границы колючей проволокой. Паспортный контроль на границах уже ввели 10 стран ЕС – членов свободной Шенгенской зоны, включая, между прочим, и Бельгию, где расположена столица Евросоюза. В водах Греции в марте к патрулированию акватории и задержанию судов с нелегальными эмигрантами уже приступят корабли НАТО. Пока три корвета и суда радиолокационной разведки, но будет больше.
Самый мятежный из всех премьеров ЕС - премьер Венгрии и мальчиш-плохиш "большой Европы" Виктор Орбан объявил, что готовит референдум по вопросу квот на прием мигрантов. Эти квоты, сказал Орбан, "могут перерисовать этническую, культурную и религиозную карту Венгрии и Европы". Он напомнил, что никто до сих пор не спрашивал европейцев о том, поддерживают они или нет обязательные квоты ЕС на прием мигрантов. "Нельзя принимать решения через головы людей, против воли европейских народов по проблемам, которые серьезно затрагивают их жизни и жизни будущих поколений", - сказал Орбан.
Венгерский премьер прав, но только отчасти. "Перерисовать этническую, культурную и религиозную карту Венгрии и Европы" - это, конечно, большая опасность. Но Европа переживала за свою историю и не такие вторжения, а культурную европейскую идентичность и свои главные цивилизационные ценности все же смогла сохранить. Даже Темные века пережила, устроила Эпоху ренессанса и перенесла самый тяжелый из всех своих приступов – почти всеконтинентальную болезнь нацизмом. И наплыв иммигрантов пока не такой уж катастрофический, если оценить его не на волне эмоций, а спокойно разобраться с цифрами.
Цифры эти разные. Точно подсчитать, кто и как въехал в Европу, и, тем более, откуда. Почти половина всех "сирийцев" въезжают в Европу по поддельным паспортам, изготовленным либо преступными группами в Турции, либо по продаваемым захваченными ИГИЛ на сирийских складах бланкам сирийских паспортов. Это - большой бизнес.
По данным Международной организации по вопросам миграции или The International Organization for Migration (IOM), в Европу в 2015-м въехали 1 миллион 35 тысяч мигрантов. Европейское пограничное агентство Frontex считает, что прибыло 1,8 миллиона человек. Да и то признает, что некоторых посчитали дважды при переходе границ разных стран ЕС.
Для Евросоюза с 500 миллионами человек это не такой уж и катаклизм. По данным германской статистики, немецкой промышленности ежегодно нужна новая рабочая сила в количестве около 200 тысяч человек - именно столько немцев ежегодно уходят с рынка труда на пенсию. Не так уж сильно эти показатели отличаются от французских цифр. Несколько меньше британские. В общем, если иметь в виду "рабочую силу", то ЕС вполне в состоянии абсорбировать иммигрантское нашествие по 28 странам-членам.
Дело в другом - в европейской политической идентичности. А также в месте крупных стран ЕС в ряду этой идентичности, в их надежности как лидеров и самостоятельности как политических и государственных единиц. А это - куда важнее, чем культурная и ценностная идентичность.
Самое удручающее для Европы то, что немцы сейчас сами признают, что Германия утратила свою роль политического лидера ЕС. И слишком уж подозрительно рьяно Меркель поддерживает все внешнеполитические начинания президента Барака Обамы – далеко не самого авторитетного и популярного президента США. Франция с ее нынешним президентом на эту роль никак не тянет, а о Британии, где 23 июня предстоит референдум о выходе из Евросоюза, и говорить не приходится.
То, что происходит сейчас в Евросоюзе похоже на игру в футбол, где капитан команды уже на поле и с мячом, а команды-то нет, считает обозреватель берлинской газеты Der Tagesspiegel («Тагесшпигель») Мориц Шулер Moritz Schuller. "Одна из иллюзий, которую вдребезги разбили события 2015-го года, - пишет он, - состояла в том, что Европа все еще способна если уж и не принимать с распростертыми объятиями Германию как своего "божественного гегемона", то хотя бы переносить ее в качестве такового... Дискомфорт по поводу доминирующего положения Германии сейчас так широко распространен, что итальянский премьер Матео Ренци даже счел выразить свое беспокойство по этому поводу публично, сказав, что "Европа должна служить 28-ми странам, а не одной".
В России большая школа политологов полагает, что Вашингтон действительно поймал немецкого канцлера на какой-то крючок. Либо она когда-то сотрудничала "не с тем, с кем надо" и очень не хочет, чтобы это вскрылось (для бывших жителей ГДР это не такая уж редкость).
Но беда в ином. Беда в том, что Меркель, идя следом за Вашингтоном, уже почти начисто разрушила некогда одну из главных опор геополитического порядка в Европе. Это - особые отношения Германии и СССР, а потом и России, так кропотливо строившиеся канцлерами Брандтом–Шмидтом–Колем–Шрёдером и их советскими и российскими партнерами.
Доверие между Москвой и Берлином если и не утрачено полностью, то близко к этому считает один из ведущих российских экспертов по Европе декан Факультета мировой политики и экономики НИУ ВШЭ Сергей Караганов. "Отличие от прошлой холодной войны, в том, что нынешняя российская элита помнит, как повел себя Запад, после того как Михаил Горбачёв и его соратники решили с достоинством выйти из нее. Иллюзий о политике у них не осталось. К тому же ныне позиции России, несмотря на разразившийся кризис, прочнее, чем у позднего СССР… И ожидать, пока все еще более сильный Запад попытается дожать Россию, Кремль вряд ли будет. Так что, если не удастся остановиться и договориться, впереди еще более жесткий кризис", - считает политолог.
Сергей Караганов, кстати, один из тех серьезных историков и аналитиков, которые советуют не ограничивать круг нынешних проблем с беженцами и терроризмом, возложением вины исключительно на т.н. "Исламское государство". Корни беды гораздо глубже и, не осознав этого, проблемы не решить.
Как считает Караганов, "международная коалиция против ИГИЛ будет возможна тогда, когда наши западные коллеги поймут, что это не борьба с терроризмом, а борьба с чудовищной новой угрозой: это - бунт бедных против богатых. И он будет только нарастать. Если мы разобьем террористов ИГИЛ, через два года появятся другие. Весь Ближний Восток, благодаря внутренним причинам, а во многом благодаря либо бесшабашному, либо злостному вмешательству наших западных партнеров, пришел к распаду. Мы сейчас входим в условно тридцатилетнюю войну на Ближнем Востоке. Но я не знаю, сколько она продлится - 30, а может 50 лет".
Интересно заметить, что примерно о том же говорил почти век назад один из самых известных историков и философов британец Арнольд Тойнби (Аrnold Toynbee). Тот самый, который сказал, что "цивилизации не убивают, они кончают жизнь самоубийством". Еще до того, как он вывел эту мрачную формулу, в 1922 году, в книге "Западный вопрос в Греции и Турции", он написал буквально следующее: "Нам трудно осознать то глубокое влияние на Восток, которое мы в действительности, хотя и неосознанно, оказываем. Такое соединение огромного воздействия на жизнь других людей вкупе с мизерным интересом или заботой по отношению к ним, хотя такое и встречается достаточно часто в обычной человеческой жизни, представляет собой главную причину человеческих несчастий. Взаимоотношения, описанные в моей аллегории, не могут продолжаться вечно. Отбрасывающая свою тень фигура должна либо обернуться и посмотреть на свою тень и, осознав весь вред, который она приносит, отойти от источника света; либо ее жертвы, после тщетных попыток привлечь ее внимание и заставить сменить позу, встанут на ноги и ударят ее ножом в спину. Нам стоило бы хорошенько задуматься над таким отношением к иным цивилизациям, поскольку в нем таится огромная опасность".
В общем, все понятно. Даже регион совпадает. Только тень уже не европейская, а чисто американская. А ведь и "Талибан", и "Аль-Каида" и "Исламское государство", это, по существу, рукотворные создания ЦРУ, Госдепартамента и Пентагона. И пожары на арабском востоке, развал государственности Афганистана, Ирака, Ливии, гражданские войны в Йемене и Сирии – тоже рукотворные произведения Вашингтона. И как прямое следствие – хлынувшие в ЕС миллионы беженцев. А США вроде бы здесь и не причем. Разве что, их это задевает по касательной. В сентябре прошлого года пресс-секретарь Белого Дома Джош Эрнест гордо объявил, что Вашингтон примет аж 10 тысяч беженцев из Сирии. И то после фильтрации. На конец февраля, как сообщил американский журнал The Nation, США дали приют только…841 человеку. С такими темпами на выполнение этой программы Барака Обамы, известного лауреата Нобелевской премии мира, понадобится еще минимум 4-5 лет.
Странный, надо сказать, получается у Америки сегодняшних дней цивилизационный профиль. Мне всегда казалось, что общечеловеческие ценности или принципы, которые формировались веками, должны оставаться неизменными и выглядеть для всех одинаково – смотри ты на них хоть в анфас, хоть в профиль. Но, оказывается, дело совсем не так. И эти принципы для США зависят от того на кого, с какого расстояния, под каким углом и зачем Вашингтон смотрит.
Одно только радует: не будет все-таки у Америки третьего Буша. Бывший губернатор Флориды Джеб Буш, младший брат президента Буша-младшего и сын президента Буша старшего, в феврале снял свою кандидатуру с президентской гонки этого года. Видимо понял, что третьего Буша Америка уже не выдержит.
Было бы, конечно, хорошо, чтобы в любой стране так же не замечали национальных различий, как здоровый человек не замечает, скажем, собственного позвоночника. Тем более в Европе, где культурное многообразие складывалось веками, и вырвать из него какой-то один пласт, не разодрав начисто всю материю, просто невозможно. Всем бы хотелось создать не моно- и не мульти-, а, скорее, гомогенное культурное общество, где один компонент распределен в массе другого так, что отделить одну часть от системы невозможно. Но, видно, болезнь уже слишком запущена.
И Старый свет постепенно охватывают настроения ксенофобии, восстанавливается менталитет "Крепость Европа". Как утверждают сторонники "европейской чистоты", вновь прибывшие - будь то мусульмане, африканцы, восточные европейцы - готовятся "похитить Европу". Но широко распространена и ксенофобия иммигрантская - неприятие культуры и обычаев принявшей вас страны, демонстративная обособленность. И со всем этим надо что-то делать.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 34 просмотра

Комментарии