Новости Сирия: Часть 2 А вы Вы успеете, пока не обрушилась ваша долларовая пирамида спросил я, продолжая начатый разговор.


 
Я знаю, зачем нужны эти кнопки. А ты? Тогда поделитесь с друзьями!




1 января 1970 - Крендель
Часть 2

– А вы? Вы успеете, пока не обрушилась ваша долларовая пирамида? – спросил я, продолжая начатый разговор.

– Мы в гораздо лучшей ситуации, чем вы, – ответил Дэвид.

Для того, чтобы купить кофе, вам нужно добыть нефть или газ и затем продать его. На словах это просто и быстро. Но на практике – это большая работа. Нам же для того чтобы купить кофе, нужно просто нажать на кнопку «Принт». Этот принцип касается не только кофе, он касается всего. Это как соревнование между работниками и волшебниками. Вы – работники. Для того, чтобы что-то сделать, вы должны затратить массу своих сил, труда, времени и энергии. А нам, для того чтобы получить то же самое, что сделали вы или в два раза больше, достаточно просто махнуть один раз волшебной палочкой.

Вы продаёте нам на Запад свои нефть и газ за доллары. Китай продаёт нам свои товары тоже за доллары. Периодически, мы забираем у вас и Китая эти заработанные вами доллары и выдаём вам вместо них наши долговые расписки – гособлигации США или как их ещё называют «трежерис». Эти бумажки ничего не стоят, у нас просто нет такого количества активов, чтобы когда-нибудь по ним рассчитаться. Но нефть и товары при этом продаются за доллары, а доллары периодически обмениваются на долговые бумажки. Это бесконечный цикл – круговорот долларов в созданной нами финансовой природе.

Доллары, которые мы получаем от вас в обмен на наши бумажки, мы тут же запускаем на создание и поддержание враждебных по отношению к вам режимов в окружающих вас странах. Или ты думал, что это мы сами из своего кармана оплачиваем существование всех враждебных по отношению к вам стран? Нет, конечно, это вы их оплачиваете, когда даёте нам ваши заработанные деньги в долг, через механизм покупки трежерис.

Точно такой же механизм мы используем против Китая. Мы берём деньги в долг у стран с сильной экономикой. И сразу даём эти деньги в долг под проценты, странам со слабой экономикой. Так как вернуть долги и проценты по ним, страны со слабой экономикой не могут, они вынуждены расплачиваться с нами натурой. То есть, своим внешнеполитическим курсом. Которым, по сути, руководим и управляем мы так, как нам хочется.

Даже если в любой из этих стран к власти придёт честный и порядочный патриот своей страны и народа, он ничего не сможет изменить. Как только он не выполнит наших требований, мы потребуем от этой страны погасить долги немедленно. И голодный народ этой страны, под нашим чутким руководством, сам свергнет и повесит своего честного народного патриота. Или же в этой стране начнётся гражданская война. Точно такая же гражданская война, как мы организовали недавно в Ливии и теперь в Сирии.

Вы будете продолжать давать нам в долг по схеме обмена ваших долларов на трежерис. А мы, на полученные от вас таким образом деньги, будем финансировать наших сторонников, воюющих против неугодной нам власти в тех или иных странах. И чем больше вы будете продавать своих нефти и газа, тем больше у нас будет денег, на ведение войны против вас и ваших интересов, по всему миру.

Взамен заработанных вами денег, у вас будут накапливаться наши ничем не обеспеченные долговые расписки. А у нас, геополитические успехи и новые колонии по всему миру, все ресурсы которых, мы будем использовать против вас.

Важно не то, что говорят и думают народы тех или иных стран. Важно только то, что говорят и делают подконтрольные нам власти этих стран. А люди, люди могут думать и говорить что угодно – это их демократическое право. Людям надо давать возможность получать радость от той свободы слова и мысли, которой они теперь могут пользоваться в своих странах, в рамках нашей американской демократии. То есть, в рамках нашей американской власти над ними.

– Но Китай и Россия с недавнего времени перестали покупать ваши ничем не обеспеченные трежерис, – возразил я.

– Да, – ответил Дэвид, именно поэтому мы активизировали ваше экономическое удушение. Как только мы покончим с вами, мы возьмёмся по той же схеме за Китай. У нас достаточно возможностей, чтобы заблокировать поставки энергоресурсов в Китай морскими путями. Но мы пока не имеем возможности заблокировать поставки нефти и газа в Китай по суше – из России и Казахстана. Поэтому мы будем действовать шаг за шагом – сначала Россия, потом Казахстан и наконец, Китай.

– Мы построим свою валютную систему с Китаем и странами БРИКС – ответил я. Как только мы это сделаем, доллар станет никому не нужен.

– И все валютные резервы России и Китая, номинированные в долларах США, превратятся в ноль – ответил Дэвид. – На что вы тогда будете покупать импортную еду, одежду, медикаменты и оборудование?

Россия как и США крайне импортозависима. Но у нас есть волшебная палочка – кнопка «Принт». И масса колоний по всему миру. А у вас нет ни первого, ни второго. Кроме того, вы вообще ничего из товаров не производите.

Назови мне хоть товарный бренд России мирового масштаба, в любой отрасли? Их нет. Нефть и газ – это конечно товары. Но это биржевые товары, а не товары народного потребления. Калашниковы и МИГ-и – это оружие, а не товары народного потребления. Что вы производите из товаров, которые бы являлись мировым брендом? Это какая-то одежда? Обувь? Парфюмерия? Пищевой продукт? Инструменты? Электроника? Электротехника? Автомобили? Покрышки? Стройматериалы? Сантехника? Бытовая химия? Вы не производите ничего! Вы всё это покупаете у нас за те доллары, которые получаете от нас за продажу нам ваших нефти и газа.

Фактически, мы организовали с вами прямой обмен ваших невосполнимых природных ресурсов, на наши товары. Точно так же, как когда-то в прошлом, мы организовали с туземцами обмен принадлежащего им золота, на наши стеклянные бусы. Как тогда, так и сейчас, цену на природные ресурсы, выраженную в стеклянных бусах, устанавливаем мы, а не вы. Прямо сейчас, мы опустили цены на нефть, газ и все сырьевые товары. Что это значит?
Это значит, что теперь, чтобы вы могли получать от нас прежнее количество наших утюгов, чайников и сникерсов, вы должны отдавать нам в два раза больше ваших природных ресурсов. Так как цены товаро-ресурсного обмена устанавливаем мы, то мы просто увеличили в два раза цену нашего конвейерного ширпотреба, против цены ваших невосполнимых природных ресурсов.

Как видишь, принципы обмена наших стеклянных бус на золото туземцев не меняются. Меняются только наши слова и незначительные детали. Например, между ресурсами и бусами, для удобства отложенных по времени обменов, теперь мы используем промежуточные бумажки – наши доллары. Но сам механизм обмена природных ресурсов на бижутерию и красивые сладости, остался прежним.

– Дэвид, ты что, считаешь, что мы такие бездарные и ни на что не способные, что мы не можем ничего этого делать? – спросил я.

– Я этого не говорил и я так не считаю, – парировал Дэвид. Мы просто внушили вам, что вы бездарные, пьющие и ни на что не способные. На самом деле вы не производите ничего из перечисленного не потому, что не можете. А потому, что мы запретили вам это производить.

Если бы туземцы умели сами производить стеклянные бусы и красивые сладости, то разве они стали бы отдавать нам в обмен на эти безделушки, своё золото? Конечно нет. Или по крайней мере уже они, а не мы, назначали бы цены. Потому что, в этом случае, у них был бы выбор и возможность отказаться от обмена, если этот обмен показался бы им несправедливым или невыгодным.

Если бы вы производили перечисленные выше товары, то, как бы тогда работал наш механизм обмена ваших природных ресурсов на наши конфеты и безделушки? Поэтому мы и запретили вам производить любые товары.

– Не понял, как это вы нам запретили? – возмутился я.

– Законодательно! – как само собой разумеющееся ответил Дэвид. – Мы запретили вам производить товары и развиваться экономически вашими же законами. Точнее это не ваши законы, а наши. Это мы написали их для вас. И по ним вы сейчас живете.

Конечно, никакого прямого запрета на производство товаров в этих наших законах для вас нет. Но если рассмотреть их в совокупности, то любое товарное производство в России, находится под законодательным запретом, с тройной гарантией. Мы потратили много грантов на создание вашего внутреннего законодательства таким образом, чтобы оно полностью блокировало развитие вашей промышленности и сельского хозяйства.
Мы стремились написать ваше законодательство так, чтобы любой человек, живущий в России и занимающийся полезным производительным трудом, не мог быть не бедным и при этом, оставаться честным. И нам это удалось!
Вы постоянно слушаете ваших многочисленных экономистов и очень любите обсуждать проблемы вашей экономики. Но это бессмысленно.

Экономика – это дерево, которое приносит плоды. А законодательство – это почва, на которой растёт дерево экономики. Вы можете сколько угодно поливать ваше дерево, окучивать и подвязывать его, разгонять над ним облака, давая доступ солнечному свету. Но если дерево вашей экономики растёт на почве песчано-каменного законодательства, оно никогда не принесёт вам плодов.

Написанное нами для вас законодательство – это и есть песок и камни, для вашей экономики и товарного производства. Поэтому у вас по сути нет ни первого, ни второго. Поэтому и доля России в общемировом ВВП, не превышает 4%.

Единственное, что реально выгодно делать в России в рамках написанного нами законодательства, – это добывать природные ресурсы, для их последующего обмена на наши товары. То есть, по нашим-вашим законам в России выгодно делать то, что нужно нам. Нам не выгодно, чтобы вы имели свои товары на вашем внутреннем рынке. И тем более нам не выгодно, чтобы какие-то ваши товары, продавались на наших рынках, создавая конкуренцию продукции наших товаропроизводителей.

Нам не нужна Россия в качестве конкурента на товарных рынках. Нам нужна Россия только в качестве поставщика необходимого нам сырья и рынка сбыта наших товаров.

– Дэвид, мы успешно делаем и продаём самолёты СуперДжет – возразил я.

– Это только потому, что производство этих самолётов, базируется на госпрограмме, – уточнил он. – Госпрограмма – это по своей сути такой нормативный акт, который ограничивает блокирующее воздействие написанного нами законодательства на ту или иную отрасль производства. Поэтому там, где действуют госпрограммы, дела у вас идут не так плохо, как во всём остальном.

Но международные инвесторы на госпрограммы и льготы не покупаются. Потому что и госпрограммы и льготы, в любой момент могут быть свёрнуты и отменены. Инвесторы смотрят, прежде всего, на базовое внутренне законодательство страны. Если в рамках этого базового законодательства в стране выгодно добывать природные ресурсы, инвесторы готовы вкладывать в это свои деньги и заниматься этим видом бизнеса.

А если в рамках базового законодательства в стране выгодно производить товары, то инвесторы будут вкладывать свои деньги в организацию производства товаров. Мы написали ваше базовое законодательство так, что любая, даже самая успешная товаропроизводственная западная компания с мировым именем, работать у вас не сможет. Она разорится через какой-то промежуток времени, который будет зависеть только от запаса её прочности наработанного ранее.

Конечно, мы оставили возможности для того товарного производства, которым на вашей территории занимаются наши крупные компании. Но для таких компаний и для любого крупного бизнеса в России, мы заложили в ваше законодательство принцип: «Или уйди в наш оффшор, или умри».

Поэтому любой крупный бизнес в России, может работать в рамках закона и при этом оставаться выгодным только в том случае, если его финансовые потоки полностью или частично проходят через наши оффшоры. Иначе, в рамках вашего базового законодательства, продукция этого крупного бизнеса становится неконкурентоспособной. В результате чего, любой российский товаропроизводственный крупный бизнес, не использующий оффшорные схемы, постепенно умирает. Закон есть закон и с этим ничего не поделаешь!
Писать для вас законы, нам помогают наши агенты влияния, внедрённые нами во все органы вашего управления. Мы им за это платим, нажимая кнопку «Принт». А охранять эти законы, нам помогают ваши суды и ваши ура патриоты. Они наши союзники и наше оружие против вас, которое работает в наших интересах эффективно и бесплатно.

Думать ура патриоты не хотят, они хотят кричать ура и затаптывать всех тех, кто кричать ура не видит поводов или не желает. Любое улучшение – это всегда изменение существующего. А изменения существующего, ура патриоты воспринимают как покушение на их идеалы и на власть, которую они искренне защищают. Поэтому любого, кто предлагает какие-то законодательные улучшения (изменения), они затопчут, как стадо слонов. Или объявят еретиком, покусившимся на святое, и сожгут на костре, как когда-то их предки сожгли Джордано Бруно.

В их сознании то законодательство, которое мы вам написали, является неотъемлемой частью той системы ценностей, которую они защищают. Наше, навязанное вам колониальное, антинародное и антигосударственное базовое внутреннее законодательство РФ является неотъемлемой частью системы власти, которую они искренне защищают.

Все кто предлагает изменения (улучшения) этой системы в любой её части, для ура-патриотов являются личными врагами и врагами власти – еретиками, западниками, колбасниками и так далее. То есть, ваши ура-патриоты всегда объявляют ваших думающих патриотов – нашими союзниками. Что очень нам помогает. Думать самостоятельно ура-патриоты не хотят, но зато они представляют из себя большинство.

Большинство – это всегда серая масса. Умных всегда меньшинство, гениев – всегда единицы. Это касается не только вас – жителей России, это общеизвестный факт, который является истиной для населении любой страны мира.

Поэтому, когда большинство дружно и по любому поводу кричит ура, вместо того чтобы задуматься, голос самого патриотического, думающего меньшинства, становится не слышен. Или звучит как вражеский голос.
Помнишь таких наших агентов в вашей системе власти, как Шеварднадзе и Козырев? Среди ваших думающих патриотов в то время было немало людей, которые открыто заявляли, что Шеварднадзе и Козырев работают на нас и под нашим руководством. И что, при каждом удобном случае, они сливают интересы России в нашу пользу.

Но ваши ура-патриоты, руководствуясь своими условным рефлексами, немедленно клеймили всех выступающих против Шеварднадзе и Козырева – врагами народа и власти. Потому что и Шеварднадзе и Козырев на тот момент, сами были в системе действующей власти. Что для не желающих мыслить ура-патриотов, всегда является признаком высочайшей святости и непререкаемой правоты.

Поэтому и Шеварднадзе и Козырев, прослужили нам на своих постах очень долго и очень эффективно. Они плодотворно и успешно участвовали в разрушении вашей страны, действуя по нашим указаниям и согласно нашему плану.

Козырев, кстати, теперь живёт у нас в США и совсем не бедствует. В отличие от вас, мы никогда не забываем отблагодарить человека за его служение нашим интересам. Люди при власти и должностях знают об этом, потому что видят это на массе примеров. Поэтому, при всех равных обстоятельствах, большинство людей выбирают служение нам, а не вам.

Ведь, чтобы отблагодарить кого-то за служение нашим интересам, нам достаточно нажать всё ту же волшебную кнопку «Принт». Точно таким же образом, путём нажатия кнопки «Принт», мы скупаем по всему миру лучшие умы в области медицины, науки, компьютерных технологий, экономики и политики.

Вы тратите массу своих с трудом заработанных средств, на содержание вашей фундаментальной и прикладной науки. А мы просто перекупаем и переманиваем к себе ваших учёных, за 5 минут до того, как они собираются объявить о своём научном открытии. Если же перекупить и переманить к себе кого-то из ваших учёных нам не удаётся, то это ничего для нас по сути не меняет. Потому что, как я сказал ранее, никакого производства у вас нет.
Это значит, что вы в принципе не можете получить никакого экономического эффекта, от внедрения в производство научных открытий и разработок ваших учёных. Вам просто не во что их внедрять.

Ну, придумал какой-то ваш академик Алфёров голубой лазер, и что? Мы дали ему лично ему три копейки премии за его научное открытие. И тут же запустили на базе его открытия, многомиллиардную индустрию Bly-Ray приводов, Bly-Ray носителей информации и Bly-Ray фильмов в этом новом формате.

А какой конкретный экономический эффект от научного открытия вашего учёного получ
Рейтинг: 0 Голосов: 0 51 просмотр

Комментарии