Новость: ПЬЯНЫЙ И ГОРДЫЙ !!! Сильно пьяный На бетонных ступенях закрытого на ремонт гастронома, как на паперти, обратив невидящие глаза и


 
Я знаю, зачем нужны эти кнопки. А ты? Тогда поделитесь с друзьями!




1 января 1970 - Синеглазки
Новость:  ПЬЯНЫЙ И ГОРДЫЙ !!! Сильно пьяный На бетонных ступенях закрытого на ремонт гастронома, как на паперти, обратив невидящие глаза и
ПЬЯНЫЙ И ГОРДЫЙ !!!

Сильно пьяный

На бетонных ступенях закрытого на ремонт гастронома, как на паперти, обратив невидящие глаза и лицо к летнему небу, лежит упитый «в стельку» молодой мужчина. Ноги небрежно разбросаны, и между ними, как фаллос, «восставшая мужская плоть», торчит бутылка с белой головкой, которая тоже смотрит одним глазом-пробкой в небо. От правой штанины тянется по асфальту темное пятно вытекшей мочи. Карикатура на героя, павшего в бою.

Таких лежащих навзничь тел полно во всех городах и поселках нашей Родины. Пока еще никто не описал, как именно лежат пьющие мужчины, в каких позах, и что эти позы выражают. Это было бы, наверное, захватывающее исследование. Чаще всего эти позы выражают гордыню: «Мне на всех вас наплевать», «Я на всех положил», «Вот какой я смелый - могу себя, как тряпку, подбросить вам всем...».

Пишу эти строки, а перед глазами проплывают увиденные в разных местах и разное время бесчувственные тела пьяных мужчин. Вот улегся на незасеянную еще цветами клумбу возле новой АЭС пятидесятилетний на вид мужчина. Он лежит так же, как лежат зимой на теплых люках канализации собаки - свернувшись калачиком и уткнув нос себе в грудь. Его никто с этого места не сгоняет, как и собак. Отличие от собак такое - нет подброшенных доброй рукой хлебных корок. В остальном все похоже - собачья жизнь!

Вот самозабвенно покоится еще один «павший герой» на дне заросшей роскошной зеленью придорожной канавы. Живая (ещё) натура для художника. Однако никто с ним рядом не сидит с мольбертом. А ведь как позирует! Лицо уткнулось вниз, в землю, руки прижаты где-то под телом. Ну, прямо что-то из гражданской войны - расстрелянный красногвардеец!

Вот перед самым порогом дома своего рухнул еще один мужчина. Он отнюдь не какой-то там забулдыга. Он - профессор консерватории, интеллектуал, выдающийся музыкант. Но и он пал под натиском силы алкоголя, а может быть, он тоже позирует неведомому художнику или хочет что-то кому-то сказать или доказать таким вот способом?

Сильно гордый

За всех безмолвно лежащих пьяных мужчин сейчас выскажется известный персонаж пьесы М. Горького «На дне» Сатин. Про Сатина известно из авторских ремарок, что ему «лет под 40», и всё. Сам он о себе рассказывал, что, защищая родную сестру от позора, убил в драке подлеца, отсидел четыре года и семь месяцев в тюрьме, после чего и попал на «дно». Сатин - пьяный и гордый «старый русский», он не обвиняет никого в собственном несчастье, не ссылается на злую волю. Это его выбор, он не ропщет на судьбу. Он свободно рассуждает о человеке, и в этих рассуждениях, известных ранее каждому советскому школьнику, выражена человеческая гордость максимально, неприкрыто и довольно-таки поэтически.
Спившийся барон, другой пьющий герой пьесы, предваряя знаменитый монолог Сатина, говорит фразу, которую слышали, наверное, миллионы пьющих мужчин от матерей, жен и подруг: «Ты всегда добрый, когда выпьешь... и умный...»

Пьяный меняет мир по своему усмотрению. Пьяный Сатин и все выпившие мужики вместе с ним довольны сотворенными с собою изменениями: «Когда я пьян... мне все нравится» - универсальный эпиграф для любой попойки. Один английский писатель говорил эту фразу по-другому: «Я пью, чтобы сделать других интересней».

Послушаем дальше размышления Сатина. «Человек свободен... он за всё платит сам: за веру, за неверие, за любовь, за ум - человек за всё платит сам, и потому он свободен!» Свободен лишь тот, кто сам платит или расплачивается.

Сильно свободный

В сотнях книг по наркологии и алкоголизму не умирает мечта о таком универсальном наркотике, который бы давал счастье-эйфорию, но не давал бы никаких отрицательных последствий.
Если бы отрицательные последствия потребления алкоголя не запаздывали так, как они обычно запаздывают, то пристрастия к алкоголю не наступало бы.

Слава богу, что такого препарата еще нет, иначе человеческой свободе действительно пришел бы конец. Если расплаты нет, то тогда выходит так, что человек не платит сам. А если он не платит сам, то, значит, кто-то другой, не он сам, «заказывает музыку». Тогда свободы у человека нет. Какой же смысл в пьянстве? Неужто это и есть способ быть «свободным»?

Отвлечемся от «Дна» и нарисуем такую страшную картину. 2101 год. Конца света не видно. Прогресс - во всём. Водки в магазинах уже давно нет. Вместо неё продают капли «Алконет» (сокращенное «Алкоголю - нет!»). Сорок капель, разведенных в чем угодно - соке, воде, газировке, - дают устойчивую, управляемую эйфорию. Более сорока капель принимать бесполезно - эйфории больше не станет, а последствий никаких, просто через два-три часа можно повторить прием капель. А можно и не повторять - хуже не будет. Все принимают, как автоматы, капли «Алконет». Их дают и детям, и подросткам, и старикам. А всем миром, интегрированным в глобальный «Гигаполис», управляет фирма-производитель «Алконета». Кошмар, не правда ли?

Создать управляемую эйфорию, убрать последствия опьянения - всё равно, что сделать человека бессмертным. Что будет, если человек станет бессмертным? Неисчислимые бедствия придут на землю. Во-первых, не будет нужды в культуре как способе передачи опыта oт одного поколения к другому. Во-вторых, размножаться уже не будет иметь смысла. Ни культуры, ни полового размножения! На земле - одни бессмертные, которым не надо ничего передавать потомству!

А что же о свободе пьющего человека? Нельзя не согласиться с Сатиным, он-то уж точно свободный от всех ограничений человек. Вот его формула личной свободы: расплачивайся своим временем, здоровьем, самой жизнью, не давай никому другому распоряжаться ею - и будешь действительно свободен. Не давай никому платить по своим долгам!

Сильно умный

«Человек - вот правда!» - продолжает Сатин. Это, конечно, очень по-революционному - «Ни Бог, ни царь и ни герой». Апогей человеческой гордыни: человек - и Бог, и царь, и герой самому себе. Самодостаточный ум Сатина развивает эту мысль с пушечной скоростью и прямолинейностью: «Что такое человек?.. Это не ты, не я, не они... нет! Это ты, я, они, старик, Наполеон, Магомет... в одном!». Всеединство человека. Индивидуальное во мне не есть именно «Человек», а есть «эго», «персона», эгоистическое, животное, низкое начало. Пьющий пытается убить алкоголем своё «эго», свою индивидуальность. Это вот «умерщвлённое начало» и валяется на ступеньках магазинов, в канавах и на лестничных площадках. Это, конечно, не человек лежит в грязи и собственных испражнениях. Это - преодоленная гордым умом индивидуальность. Это отринутая оболочка, тень человека. А где сам человек как личность? Он пребывает в умной сфере, в идеальном, символическом мире, в абстрактных понятиях. Слушаем дальше пьяного философа.
«Понимаешь? Это - огромно! В этом - все начала и концы... Всё в человеке, всё для человека! Существует только человек, всё же остальное - дело его рук и его мозга!» Проговорился наконец! Выпивка - это первый и самый эффективный «детектор лжи»! Итак, весь мир с его бесконечными формами и энергиями, существами и предметами есть «дело его рук и мозга», то есть его творение. Мир сотворен человеком! Не Богом. А кто сотворил самого человека? Человек сотворен сам собою. А раз он сам себя сотворил (и продолжает творить), то кто может распоряжаться творением безраздельно и безапелляционно? Конечно же, сам создатель. Сжечь рукопись труда жизни, проиграть с трудом нажитые или с риском выигранные деньги, бросить любящую женщину, забыть про собственных детей, разорить своё же гнездо, разрушить собственную жизнь, сделать себе харакири или хотя бы на короткое время превратить собственное тело в полумертвое, бессознательное существо - всё это родственные феномены, всё это - гордыня ума, вокруг которого вращается весь мир, как ярмарочная карусель. Центр мира находится в уме. Всё остальное вращается вокруг этого центра.

У пьющего человека в голове так называемая «антропоцентрическая модель мира». И это великолепно для Сатина: «Человек! Это - великолепно! Это звучит... гордо! Человек! Надо уважать человека! Не жалеть... не унижать его жалостью... уважать надо! Выпьем за человека, Барон!» Это кредо Сатина, предмет веры. Вообще-то, есть всего два предмета веры - Бог и Человек. Сатин верит в Человека, а не в Бога.

Совсем типичный

М. Горький не зря вложил слова восхваления человека в уста Сатина. Только в самом глубоком колодце днем видны звезды, только на самом дне жизни, когда человеку нечего терять, кроме «цепей» и собственной жизни, видны вершины духовности человека.
Проведём мысленный эксперимент. Построим в богатой Москве фешенебельный ресторан «На дне». Пусть это будет «дно» индийского океана или еще что-нибудь такое. Посадим там за столик какого-нибудь «барона» и склонного к философии успешного западного бизнесмена, например такого, как Гекко из фильма «Уолл-стрит». Что же Гекко скажет барону, за что поднимет тост? За Человека? Смешно и подумать об этом, хотя Гекко принадлежит к таким же людям, как и Сатин, которые ради торжества разума готовы поставить на карту абсолютно всё. Скорее всего, он воздаст должное Деньгам: «Понимаешь, барон, это - огромно! В этом финансовом мире все начала и концы... Всё в деньгах и всё для денег. Существуют только деньги, всё остальное дело их «рук» и интеллекта!» Естественно, таких слов в фильме нет, но данный смысл есть - по мнению этого человека, который уж точно сам себя такого и сделал, деньги всегда побеждают.

Деньги всего лишь участвуют в обмене, переходя от одного к другому. Настоящие деньги - это не бумажные банкноты или золотые безделушки, это - магические числа, которые живут в виртуальном мире, в «оцифрованной реальности», откуда и управляют всем. Вот и встретились за нашим «столом», то есть на страницах книги, Сатин с его Правдой (Человек - вот правда) и Гекко с его Деньгами. А это уже похоже на конец нашумевшего фильма «Брат-2». Главный герой Данила Багров, наливая водочки себе и поверженному американцу-хапуге, спрашивает о том, что сильнее - деньги или правда. Сам же и отвечает: «Правда». Правда на его стороне, поэтому он побеждает, и поэтому ему переходят нечестно заработанные американцем деньги! Данила, похоже, и есть современный Сатин - почти «арестант», супер-убийца и почти шулер. Его философия попроще («Я узнал, что у меня есть огромная семья...»), но по сути такая же. В центре мироздания Человек как Брат, всё остальное - не человек, а дело его рук и мозга.

Типичный, но не совсем пропащий

Меняются эпохи. Меняются герои и образцы конкретного поведения, но почти не меняются Великие идеи, среди которых мы находим и идею величия и гордого одиночества Человека.
Самый «типичный» тип пьющего мужчины есть тип «гордого выпивохи», или, как его назвал известный нарколог Клод Стейнер, «пьяный и гордый». Речь идет о неком «жизненном сценарии», который требует от своего исполнителя «революционного самоутверждения», отстаивания своего достоинства. Это - осуществляющаяся в тысячах тысяч человеческих судеб Идея Восстания в чистом виде. Каждый пьющий мужчина разыгрывает на своей маленькой жизненной сценической площадке «маленькое Восстание», «революцию районного масштаба». Кто-то переворачивает столы у себя дома в ответ на оскорбительное недовольство жены; кто-то укладывает себя перед порогом квартиры, вызывая тем самым немедленную заботу своих родственников и несчастной жены; кто-то «вмазывает» свои кулаки в хлипкую мебель или в кирпичную стенку после солидного «вмазывания спиртного» в себя, которое следует сразу же после проявления женского неуважения! Говорил ведь Сатин, что человека надо уважать, не жалеть, а уважать. Сердобольная жена из великой жалости к пьющему мужу вносит его расслабленное тело с детской площадки, где его застает последняя стадия опьянения, домой. А если бы уважала, то смотрела бы из окна на распластанное под «грибками» мужское тело и молча бы ждала, глотая слезы, когда собственная воля мужа поднимет ослабевшее тело и бросит его на заветный седьмой этаж!

В.Ю.Завьялов
Рейтинг: 0 Голосов: 0 172 просмотра

Комментарии