Новость: О счастливом конце. Одной из самых жутких и разрушительных идей,


 
Я знаю, зачем нужны эти кнопки. А ты? Тогда поделитесь с друзьями!




1 января 1970 - Роман
О счастливом конце.

Одной из самых жутких и разрушительных идей, чрезвычайно распространённой во многих жанрах, начиная от народных сказок и заканчивая современным кинематографом, является так называемый «хепи энд» (happy ending), или, говоря русским языком - «счастливый конец».

В общем смысле концепция выглядит так: участники повествования совершают некоторые действия, сталкиваются с проблемами и препятствиями, в конечном итоге каким-то образом справляются с ними, и после этого «живут долго, счастливо и без проблем», причём как именно живут – об этом история умалчивает:
Иван-царевич (или Иван-дурак) убивает дракона, находит перо жар-птицы и молодильные яблоки, варит в кипятке злого правителя, становится царём и жениться на красавице-принцессе, после чего в государстве наступает мир и процветание, а Иван со своей женой живёт счастливо и прекрасно.
Супермен (Бетмен, Спайдермен, или какой-нибудь другой «мен» из той же банды) спасает мир от очередного страшного, ужасающего, гламурного посланника «вселенского зла», и наступает всеобщее счастье, прекращаются все войны, люди начинают любить друг друга и вместе начинают радостно строить счастливое будущее.
Вася Быдлогопов (или любой другой наглый быдловатый джентльмен) путём долгих и опасных финансовых махинаций, воровства, грабежа и убийства, получив несколько ножевых ранений, пару пуль в задницу и десяток обвинений по всем статьям уголовного кодекса, всё-таки добывает свой вожделенный миллион зелёных бумажек, после чего превращается в счастливого и почти всемогущего олигарха, живущего в своё удовольствие.

Вот они, типичные сюжетные линии, любимые как слушателями подобных историй, так и их рассказчиками. Главная их общая особенность состоит в том, что сюжет резко обрывается на самом радостном месте, на пике насыщенности позитивными ощущениями главных героев, оставляя у слушателя истории устойчивое ощущений, будто бы эти ощущения продолжат длиться бесконечно долго.

Однако стоит только приложить некоторое интеллектуальное усилие, и без труда станет ясно, что никакого «счастливого конца» в сущности, не произошло – произошло начало новой, куда как более банальной, скучной и, скорее всего, печальной истории:
Иван, не важно, был ли он царевич или же дурак, будет хреновым правителем, хотя бы уже от того, что никогда не вникал в дела управления государством, вместо этого шляясь по лесам в обществе серых волков, разбойников и иных маргиналов с сомнительной репутацией. В стране быстро начнутся экономическая разруха, бунты и революции. Красавица-принцесса, с которой он, кстати сказать, почти и не был знаком, вполне может оказаться глупой истеричкой, которая будет закатывать ему постоянные скандалы по поводу и без. И через месяц-другой Иван сам сбежит подальше к привычному для него образу жизни – лежать на печи или шляться по лесам в обществе асоциальных элементов, поскольку ничего другого он, в сущности, и не умеет.

Какой-то-там-мен, за все те разрушения, которые он произвёл в процессе своей эпической финальной битвы со вселенским злом будет объявлен преступником и ему предъявят огромный счёт за всё испорченное им в ходе конфликта частное и государственное имущество (кто-то ведь должен ответить за все проблемы перед законом, а злу уже не предъявишь – оно исчезло в неизвестном направлении). Защитники прав сексуальных меньшинств, людей с психическими расстройствами, или редких животных, за убийство «вселенского зла», будут подавать на Какого-то-там-мена иски в суд всю его оставшуюся жизнь, а все религиозные организации единогласно объявят его самого дьяволом, антихристом и вселенским злом, поскольку супер-герой в обтягивающем трико, стреляющий молниями из глаз и ядом изо рта, не соответствует их представлениям о том, как должно выглядеть «добро»,
Воспользовавшись политической, экономической и военной нестабильностью неизбежно возникшей после едва не случившейся катастрофы, одни страны примутся нападать на другие, а отдельные люди и организации – сводить между собой старые счёты.
В конечном итоге, Какой-то-там-мен вынужден будет скрываться от представителей государственной власти, намеривающихся либо использовать его в своих целях, либо устранить его, как потенциальную угрозу существующему порядку, и толпы агрессивных граждан, жаждущих разорвать его на куски за одно лишь то, что он отличается от них самих.

Васю Быдлогоповова, вероятно, без лишнего шума ликвидируют в тот момент, когда он полезет со своим жалким миллионом в действительно серьёзный бизнес, в котором, как известно, все места уже давно поделены. Впрочем, он, скорее всего, на радостях от своего успеха просто сопьётся или сторчится на героине, поскольку страдал алкоголизмом уже в самом начале истории.

Но даже если всем этим людям повезёт существенно больше, и они смогут сохранить все свои достижения, это отнюдь не означает, что у них станет меньше проблем, чем было в начале – проблем у них станет только больше, поскольку ко всем уже имевшимся проблемам добавятся проблемы возникшее по ходу совершения «героического действия», и проблемы, связанные с удержанием достигнутого результата.

В реальной жизни, человек не может достичь состояния полного и всеобъемлющего счастье без проблем, которое существовало бы само по себе, без всяких дальнейших усилий с его сторон, но многочисленные истории с «хэпи эндом» постоянно убеждают человека в обратном – стоит лишь однократно приложить побольше усилий, стоит лишь совершить один-два «подвига», и дальше всё пойдёт хорошо само собой, исчезнут все проблемы, и обнулятся негативные последствия всех совершённых на пути к «хэпи энду» действий.

Ожидание «хэпи энда» заставляет человека пытаться совершить «подвиг» не задумываясь ни о затрачиваемых на это усилиях, ни о возможных последствиях своих действий, ведь «хэпи энд» оправдывает всё и устраняет все проблемы. Но вот, «подвиг» совершён, а никакого «хэпи энда» так и не наступает – радость от свершения быстро проходит, достигнутый результат перестаёт казаться чем-то значимым, возникают новые проблемы, значительная часть которых проистекает из того же самого «подвига» и полученного от него достижения, одним словом – жизнь продолжается дальше в точно таком же виде, как и до этого.
И человек понимает, что он просто не знает, что делать дальше, и тогда он либо впадает в печальное безразличие – «жизнь не удалась, и всё было сделано зря», либо пытается совершить новый, ещё более масштабный подвиг, рассчитывая, что уж после него-то обязательно наступит обещанный всеми надёжными источниками «счастливый конец».

Одной из наиболее распространённых трагедий вызванных ожиданием «хэпи энда», является свадьба. Да, да – самая обычная свадьба, на которой заканчивается большая часть романтических историй, со словами «и жили они долго и счастливо, и умерли в один день».
Наслушавшись таких историй, человек (будем говорить откровенно – в большинстве случаев женщина), естественным образом желает стать счастливым, для чего торопиться побыстрее выйти замуж или жениться, не особенно задумываясь над последствиями данного действия и его реальными результатами.
Но вот свадьба состоялась, и тут выясняется, что это вовсе никакой не конец, а только начало новой, куда более длительной истории, и даже если эта история в целом будет приятная и интересная, то всё равно не получиться просто расслабиться и получать удовольствие – в ней будут свои проблемы, которые придётся преодолевать, и никакого конца у неё в обозримом будущем уже не предвидится.
А что будет дальше – смотри пункт предыдущий: либо постоянные страдания и мысли о том, что «счастливый финал» не получился, потому что что-то было сделано не так (не за того вышла, не на той женился; мешает тёща, работа или алкоголизм); либо попытка переиграть ситуацию заново, что бы «уж на этот раз то получилось всё, как должно быть» (развод и следующая свадьба, или поиск любовника, который добавит к ситуации недостающие элементы романтизма), если, конечно, идея «хэпи энда» со времен сама не рассеется под действием реальности.

Очевидно, что «хэпи энд» не возможен и не достижим, поскольку никакой «конец», будь он счастливым или несчастным, не может возникнуть посреди динамической человеческой жизни. Концом жизни может быть только смерть, но такой конец мало кто может назвать «счастливым».
Именно поэтому «хэпи энд» так привлекателен для людей в выдуманных историях – ведь в других местах встретить его невозможно.
Но, в тоже время, именно обилие подобных историй заставляет человека воспринимать «хэпи энд» как нечто действительно существующее, стремиться к нему как к реально возможному результату, и испытывать постоянные страдания от невозможности его достижения.

Таким образом, из невинной фантазии, используемой сочинителями историй для развлечения людей, «хэпи энд» превращается в неиссякаемый, глобальный источник ложных жизненных установок, целей и представлений, дезориентирующих человека и ведущий его к разочарованию и бессмысленным страданиям.

А наше повествование на этом, наиболее удачном с точки зрения общей тематики, месте заканчивается, но, разумеется, не должны заканчиваться все возможные дальнейшие выводы и рассуждения на эту тему в голове всякого отдельно взятого человека. Потому не будем говорить «конец», скажем – «продолжение следует».
Рейтинг: 0 Голосов: 0 72 просмотра

Комментарии