Криминал: ГРУППИРОВКА ЛАБОЦКОГО ШКАБАРЫ-БАРЫБИНА НОВОКУЗНЕЦКИЕ КИЛЛЕРЫ Молодые парни, в основном ранее не судимые и бывшие спортсмены создали


 
Я знаю, зачем нужны эти кнопки. А ты? Тогда поделитесь с друзьями!




1 марта 2016 - Роман
Криминал:  ГРУППИРОВКА ЛАБОЦКОГО ШКАБАРЫ-БАРЫБИНА НОВОКУЗНЕЦКИЕ КИЛЛЕРЫ Молодые парни, в основном ранее не судимые и бывшие спортсмены создали
ГРУППИРОВКА ЛАБОЦКОГО — ШКАБАРЫ-БАРЫБИНА ("НОВОКУЗНЕЦКИЕ КИЛЛЕРЫ")

Молодые парни, в основном ранее не судимые и бывшие спортсмены создали настоящий конвейер смерти..

Бурные социально-экономические потрясения начала 1990-х годов отодвинули проблему физкультуры и спорта на задний план. Профессиональный спорт мог принять лишь незначительную часть ведущих спортсменов, поэтому многие бывшие спортсмены, не имевшие никакой реальной профессии, оставшись без средств к существованию, ушли в криминал.

Первоначальным лидером группировки был бывший десантник и мастер спорта СССР по вольной борьбе Владимир Лабоцкий. Вокруг себя он сплотил своих бывших коллег-спортсменов. Среди них 33-летний Игорь Барыбин-Шкабара и Сергей Никонов-Гнездич, ставшие первыми помощниками. Будущих "королей" Новокузнецка объединила не только служба в спецподразделениях десантных войск, но и занятия спортом. Каждый из них добился успехов в классической и вольной борьбе, боксе и многоборье.

Группировка начала подниматься в эпоху так называемого "бартера", когда зарплату работникам предприятий выдавали либо продукцией, либо дешёвой импортной техникой. На крупнейшем предприятии Новокузнецка, Кузнецком Металлургическом Комбинате, являвшимся крупнейшим в стране производителем рельсового проката, Лабоцкий и его бригада организовали свои пункты, куда работники предприятий за бесценок сдавали полученную ими в качестве зарплаты технику, а впоследствии бандиты продавали их в городе по завышенной в разы цене. Внешне всё выглядело абсолютно законно.

По окончании эпохи "бартера" Лабоцкий и его группировка переключились на более доходный в те времена "рэкет". Действовали спортсмены безжалостно — не давали никаких скидок, поблажек и отсрочек. Лидер группировки Владимира Лабоцкого в армии научили делать взрывчатку даже из бытовых химикатов. А когда он сумел достать тротил, на воздух начали взлетать магазины и коммерческие палатки строптивых коммерсантов.

Одному предпринимателю, не успевшему расплатиться в срок, отрубили туристическим топориком ступню ноги, а когда тот всё же расплатился, то получил в подарок инвалидный автомобиль.

Группировка была взяла под контроль весь "деловой" Новокузнецк. Они имели доход практически от всего городского бизнеса, все, начиная с мелких торговцев до крупных коммерсантов, платили дань преступникам.

Об основателе группировки Владимире Лабоцком в Новокузнецке и Кемерово до сих пор вспоминают с почтением и страхом. Но и в Москве он успел оставить заметный кровавый след.

К началу 1992 году Лабоцкий с большей частью своей группировки отправился на разведку в Санкт-Петербург и Москву. В итоге группировка остановилась на столице и решила ее завоевать, как раньше Новокузнецк.

Перед тем как взяться за дело, преступники составили картотеку столичных криминальных авторитетов и воров в законе. Затем они собрали базу данных на некоторые коммерческие структуры. Обзавелась группировка средствами связи (пейджерами и радиотелефонами), новым автотранспортом (несколькими автомобилями Mercedes-500) и жильем — каждому члену группировки лидер купил или снял отдельную квартиру в Юго-Западном округе Москвы.

Вскоре они получили в своё владение достаточно крупную территорию. Действовали спортсмены по той же схеме, что и в Новокузнецке. Вместе с тем, часть группировки осталась в родном городе с целью обеспечения контроля над ним.

За группировкой числится около пяти десятков убийств. На самом же лидере, если принимать в расчет оперативные сведения, по меньшей мере сотня трупов. Там, где заявляла о своих притязаниях "Новокузнецкая" группировка, их противникам делать было нечего. Разве что бежать к могильщикам и договариваться об оплате земляных работ…

Лабоцкий, прошедший диверсионную подготовку, был не просто осторожен и предусмотрителен. Он никого к себе не приближал, ни с кем не откровенничал. По оперативным данным, он ездил в Англию, где каким-то образом приобрел и сумел доставить в Россию технику для скрытого наблюдения, прослушивания радио и кабельных телефонных разговоров, ведения замаскированной видеосъемки и звукозаписи.

Для поддержания боевого настроя группировки лидер периодически прослушивал разговоры людей и, в случае угрозы предательства или опасных интриг, демонстративно расправлялся с недругами. Каждый убеждался, насколько тщательно Лабоцкий разрабатывал схему устранения жертв. За объектом велась целенаправленная слежка, проводилась видеосъемка. Для этого была оборудована специальная машина — что-то вроде строительного вагончика, откуда велось скрытое наблюдение за домом, подъездом, автостоянкой.

Перед выполнением задания киллер, кроме устных инструкций и боевого оружия, получал возможность увидеть будущую жертву на экране монитора, познакомиться с ее темпераментом, внешностью, манерой двигаться и реакцией на раздражители. Подозрительность лидера сказалась и на образе жизни его жены. К ней был приставлен человек, в чьи обязанности входила не только охрана и защита женщины, но слежка за теми, кто и когда с ней встречался, разговаривал. Она не имела права заглянуть к подругам, просто поболтать, пройтись беззаботно по улице. Ей дозволялись лишь прогулки с ребенком, да и то под присмотром "наружки" в лице телохранителя.

В родном Новокузнецке они заявили о себе в 1991 году. Лабоцкий отдавал отчет, что ни пистолетом, ни гранатой теперь никого не удивишь. Поэтому инструментарий бандиты выбрали специфический, чтобы по городу пошли разговоры о беспредельщиках, способных на все. Первые нападения они совершали, вооружившись заточенными до звона в лезвии туристскими топориками. Остановили международный автобус с австрийцами, пятерых пассажиров искалечили, отобрали деньги, ценности. Организовали налет на кафе, где отдыхали конкуренты. Их лидер пытался было "возникнуть" — ему укоротили ногу, отрубив строптивцу ступню.

Подвиги группировки обрастали домыслами и историями. Цель была достигнута. При одном только упоминании о группировки Лабоцкого у большинства кемеровских коммерсантов кровь стыла в жилах. На переговорах с противоборствующей группировкой в нужный момент упрямцам демонстрировался неоспоримый аргумент. По команде лидера к столу подносили кейс и верный человек открывал кейс, вытаскивал из него отрубленную кисть руку и со словами "С вами будет также".

После громкого дебюта группировка поменяла тактику. Теперь о них узнали не только барыги и рэкетиры, но и милиция. Поэтому лишний шум и засветка только мешали. Лабоцкий переходит на полуконспиративный образ жизни. Он ни с кем не беседует по телефону, лишь изредка пользуется пейджером или радиотелефоном, для передачи зашифрованного текста.

Для окружения он являлся эталоном крутого авторитета. Он не пил, не курил, никогда не употреблял наркотики, следил за физической формой — ежедневно бегал пятнадцатикилометровые кроссы, плавал в бассейне, парился в сауне, дома установил тренажеры. И в группировку "гнилой" народ не принимал. Каждый был спортсменом — боксером, борцом, биатлонистом или штангистом. Все проходили собеседование, проверялись и лишь потом получали испытательный срок.

Лабоцкого, боялись все панически боялись, необъяснимо. Он имел какое-то магнетическое воздействие на окружающих. Безжалостная жестокость лидера соседствовала с дерзостью и холодным расчетом. Лабоцкий мог заранее тщательно подготовить место встречи с конкурирующей группировкой и отправиться на переговоры без оружия.

Так, на встречу с "любирецкими" бывший десантник пришел вроде бы один и без оружия. Выслушав все, что о нем и его бандитах думают "люберецкие", Лабоцкий предложил им оглядеться по сторонам. Из укрытий бандиты увидели направленные на них стволы снайперов в камуфляже. Взмах руки лидера послужил сигналом для одного из стрелков — пуля выбила из руки люберецкого авторитета пистолет. После этого "люберецкие" молча сели в свои иномарки и поспешили скрыться. И больше они никогда не имели претензий к Лабоцкому

Из Новокузнецка в Москву деньги привозил кассир группировки "Тертышный". Как-то Лабоцкий проконтролировал его - позвонил домой и поинтересовался величиной отправления. Выяснилось, что собранная и доставленная сумма несколько отличаются. Разбираться в причинах "усушки и утруски" Лабоцкий не стал, вопрос решил привычным способом. "Тертышный" был вывезен в Дмитревский район и получил пулю в затылок.

Столичных авторитетов Лабоцкий называл белоручками и презирал. Себя он ставил на порядок выше и постепенно намеревался прибрать к рукам все московские группировки. Его методы воздействия прошли проверку практикой: точный расчет, устрашение, демонстративная жестокость.

Как-то одна из бригад на востоке города решила проучить залетных выскочек. За кольцевой автодорогой Лабоцкому назначили "стрелку", подъехали на трех джипах, вразвалку вышли из машин и не спеша направились к скромной, давно не мытой "девятке" с тонированными стеклами, на которой прибыли "новокузнецкие". Неожиданно стекла "Жигулей" бесшумно сползли вниз и из темного салона затрещали автоматные очереди.

Одна из первых акций, проведенная "новокузнецкими" была исполнена 8 января 1993 года. Некая фирма "САК" задолжала "новокузнецким" значительную сумму, это и стало поводом для расправы. Барыбин со своими сообщниками Поветкиным и Гнездичем ворвались в спортзал, где занимались спортом члены конкурентной им группировки, и расстреляли их из автоматов. Было убито 3 человека, ещё 3 — ранено.

С места происшествия, кроме 58 стреляных гильз калибра 5,45, было изъято два автомата. Их киллеры оставили во дворе школы за ненадобностью. (Кстати, едва ли не первый случай, когда киллеры бросили оружие, что позже стало своеобразной визитной карточкой московских наемных убийц.) Стрелявшие, как рассказали свидетели, спокойно прошли через заснеженный школьный двор, сели в новенькую "девятку" и скрылись.

Группировка превращалась в мощную и влиятельную структуру. Под контролем находился не только Кузбасе, но и некоторые точки в Красноярске, Томске, Иркутске, Твери, Геленджике и Санкт-Петербурге.

Лабоцкий установил жесткие правила для своих подчиненных: например, им запрещалось выпивать и курить. Ежедневно по несколько часов бандиты занимались в спортзале и бегали 15-километровые кроссы.

Но вскоре в группировки возник заговор. Барыбин решил единолично захватить власть в группировке и разработал план по устранению Лабоцкого. Однако он не предполагал, что его квартира прослушивалась лично Лабоцким, который уже не кому не доверял. Решив действовать на опережение, Лабоцкий подготовил пластиковую взрывчатку с часовым механизмом, спрятал её на своём теле под одеждой и назначил Барыбину срочную встречу. Однако часовой механизм неожиданно сработал, и Лабоцкий сам погиб в результате взрыва. Потрясённый Барыбин чудом успел уехать с места происшествия до приезда милици

После этого Барыбин в течение нескольких недель уничтожил всех преданных прежнему лидеру группировки членов: сначала своего партнёра по силовым акциям Гнездича, которого он застрелил его в ванной, а затем его телохранителей Кривицкого и Кондрашова, расстрелял и выбросил на пустыре завёрнутыми в простыню.

Барыбин продолжил деятельность группировки. Им было создано подразделение киллеров, занимавшееся отстрелом московских конкурентов. Оружие киллерам доставляли специально нанятые не привлекавшие особого внимания люди, как правило, девушки. Всего на счету бандитов по меньшей мере 20 убийств в Москве. Таким напором они сумели на время даже потеснить знаменитую "Люберецкую" группировку и заставили считаться с собой даже "Солнцевскую" группировку.

Узнав о гибели в Москве Владимира Лабоцкого, в Новокузнецке начались разборки за сферы влияния которые были под "новокузнецкими". Первым о своей "доле" заявил некий Иванов, который сколотив по примеру Лабоцкого собственную бригаду и решил поставить себя на место уехавших в столицу. Иванов выслеживает кассиров Барыбина и производит экспроприацию в лучших традициях предшественника. Один из курьеров, получив удар топором по голове, отдает концы сразу, а другой чудом выживает, хотя и остается инвалидом. Узнав о ЧП, Барыбин отправляет в Новокузнецк трех киллеров с единственным наставлением: патронов не жалеть. До сих пор непонятно, почему приговор не был приведен в исполнение сразу.

Барыбин, узнав об осечке, прореагировал короткой фразой: "Вот так в нашей армии обучают стрелять". В Новокузнецк поехал чистильщик. И Иванов, оказавшийся в реанимации после неудачного первого покушения, все-таки был застрелен в больничной палате. Причем не помогли круглосуточно дежурившие в коридоре вооруженные до зубов братки.

Вернувшихся нерадивых киллеров ждала разборка в гостинице "Украина". Барыбин оказался непреклонен, решив превратить провал операции в воспитательную акцию. По его приказу неумех начали поочередно вывозить за кольцевую дорогу. Первого придушили в машине, затащили в лес и добили ножом. Затем наступил черед второго. Он покорно сидел и ждал, когда за ним придут и повезут резать. Лишь третий избежал смерти, Барыбин милостиво даровал ему прощение.

При Барыбине группировка взяла под свой контроль ряд московских казино, баров, магазинов. Воодушевлённые таким ходом дел, "новокузнецкие" взялись убивать даже воров в законе и своих бывших коллег-спортсменов. Так, 7 февраля 1994 года членами группировки был убит председатель Федерации кикбоксинга России Юрий Ступеньков, также уроженец Новокузнецка. Киллер поджидал спортсмена и выпустил в него половину рожка. Но и это не все. Чуть позже, чтобы спрятать концы в воду, лидер "новокузнецких" отдает распоряжение расправиться с самим киллером. Его вывозят за кольцевую и убивают.

Иногда молодым парням без рода и имени, купившимся перспективой легких м больших денег, даже не выплачивали обещанные гонорары. В лучшем случае они получали месячную скромную сумму на расходы, обустройство и питание. Но большая часть рядовых наемников устранялась их же подельниками. "Все они - одноразовые", - дал точную характеристику членам группировки сыщик МУРа.

На след Барыбина помогла выйти случайность. На простынях, в которые были завёрнуты тела Кривицкого и Кондрашова, осталась бирка с номером. Следствием был проделан большой объём работ по поиску квитанций в московских химчистках. Когда искомая квитанция была обнаружена, следствие вышло на Игоря Барыбина, сдававшего ранее эти простыни в химчистку. Когда из Новокузнецка были присланы фотографии членов "Новокузнецкой" ОПГ, все убитые и Барыбин были опознаны. Решено было провести одновременные аресты в Новокузнецке и Москве.

В 1995 году были арестованы 39 активных членов группировки во главе с Барыбиным. В двух городах у преступников было изъято большое количество оружия, с помощью которого можно было вооружить небольшую армию. Большинство членов группировки, в том числе и её лидер показания давать отказывались.

Тем не менее, бандитам было предъявлено обвинение в 50 эпизодах преступной деятельности, в том числе в совершении 27 убийств и 9 покушений на убийство.

В 1999 году состоялся первый процесс по делу группировки. Пяти её членам грозила смертная казнь, однако бандитов, арестованных в 1995 году, судили по старому УК, а по нему максимальной мерой наказания после её отмены было 15 лет лишения свободы. Такой срок получил лишь Барыбин-Шкабара, его ближайшие сподвижники — от 3 до 14 лет.

В 2002 году состоялся второй процесс по преступной деятельности группировки. Бандитов судили за нападение на спортзал 8 января 1993 года. Поветкин получил 8 лет 3 месяца лишения свободы. Барыбину оставили прежний приговор — 15 лет лишения свободы.ГРУППИРОВКА ЛАБОЦКОГО — ШКАБАРЫ-БАРЫБИНА ("НОВОКУЗНЕЦКИЕ КИЛЛЕРЫ") Молодые парни, в основном ранее не судимые и бывшие спортсмены создали настоящий конвейер смерти.. Бурные социально-экономические потрясения начала 1990-х годов отодвинули проблему физкультуры и спорта на задний план. Профессиональный спорт мог принять лишь незначительную часть ведущих спортсменов, поэтому многие бывшие спортсмены, не имевшие никакой реальной профессии, оставшись без средств к существованию, ушли в криминал. Первоначальным лидером группировки был бывший десантник и мастер спорта СССР по вольной борьбе Владимир Лабоцкий. Вокруг себя он сплотил своих бывших коллег-спортсменов. Среди них 33-летний Игорь Барыбин-Шкабара и Сергей Никонов-Гнездич, ставшие первыми помощниками. Будущих "королей" Новокузнецка объединила не только служба в спецподразделениях десантных войск, но и занятия спортом. Каждый из них добился успехов в классической и вольной борьбе, боксе и многоборье. Группировка начала подниматься в эпоху так называемого "бартера", когда зарплату работникам предприятий выдавали либо продукцией, либо дешёвой импортной техникой. На крупнейшем предприятии Новокузнецка, Кузнецком Металлургическом Комбинате, являвшимся крупнейшим в стране производителем рельсового проката, Лабоцкий и его бригада организовали свои пункты, куда работники предприятий за бесценок сдавали полученную ими в качестве зарплаты технику, а впоследствии бандиты продавали их в городе по завышенной в разы цене. Внешне всё выглядело абсолютно законно. По окончании эпохи "бартера" Лабоцкий и его группировка переключились на более доходный в те времена "рэкет". Действовали спортсмены безжалостно — не давали никаких скидок, поблажек и отсрочек. Лидер группировки Владимира Лабоцкого в армии научили делать взрывчатку даже из бытовых химикатов. А когда он сумел достать тротил, на воздух начали взлетать магазины и коммерческие палатки строптивых коммерсантов. Одному предпринимат
ГРУППИРОВКА ЛАБОЦКОГО — ШКАБАРЫ-БАРЫБИНА ("НОВОКУЗНЕЦКИЕ КИЛЛЕРЫ")

Молодые парни, в основном ранее не судимые и бывшие спортсмены создали настоящий конвейер смерти.. 

Бурные социально-экономические потрясения начала 1990-х годов отодвинули проблему физкультуры и спорта на задний план. Профессиональный спорт мог принять лишь незначительную часть ведущих спортсменов, поэтому многие бывшие спортсмены, не имевшие никакой реальной профессии, оставшись без средств к существованию, ушли в криминал. 

Первоначальным лидером группировки был бывший десантник и мастер спорта СССР по вольной борьбе Владимир Лабоцкий. Вокруг себя он сплотил своих бывших коллег-спортсменов. Среди них 33-летний Игорь Барыбин-Шкабара и Сергей Никонов-Гнездич, ставшие первыми помощниками. Будущих "королей" Новокузнецка объединила не только служба в спецподразделениях десантных войск, но и занятия спортом. Каждый из них добился успехов в классической и вольной борьбе, боксе и многоборье. 

Группировка начала подниматься в эпоху так называемого "бартера", когда зарплату работникам предприятий выдавали либо продукцией, либо дешёвой импортной техникой. На крупнейшем предприятии Новокузнецка, Кузнецком Металлургическом Комбинате, являвшимся крупнейшим в стране производителем рельсового проката, Лабоцкий и его бригада организовали свои пункты, куда работники предприятий за бесценок сдавали полученную ими в качестве зарплаты технику, а впоследствии бандиты продавали их в городе по завышенной в разы цене. Внешне всё выглядело абсолютно законно.

По окончании эпохи "бартера" Лабоцкий и его группировка переключились на более доходный в те времена "рэкет". Действовали спортсмены безжалостно — не давали никаких скидок, поблажек и отсрочек. Лидер группировки Владимира Лабоцкого в армии научили делать взрывчатку даже из бытовых химикатов. А когда он сумел достать тротил, на воздух начали взлетать магазины и коммерческие палатки строптивых коммерсантов. 

Одному предпринимат
Рейтинг: 0 Голосов: 0 3302 просмотра

Комментарии