Криминал: ГРЕЧЕСКИЙ ПОХОД ЗА СМЕРТЬЮ Криминальные войны в Крыму очень похожи на пещерные за жирный кусок мяса и территорию охоты.


 
Я знаю, зачем нужны эти кнопки. А ты? Тогда поделитесь с друзьями!




1 марта 2016 - Роман
Криминал:  ГРЕЧЕСКИЙ ПОХОД ЗА СМЕРТЬЮ Криминальные войны в Крыму очень похожи на пещерные за жирный кусок мяса и территорию охоты.
"ГРЕЧЕСКИЙ" ПОХОД ЗА СМЕРТЬЮ

Криминальные войны в Крыму очень похожи на пещерные — за жирный кусок мяса и территорию охоты. Но в этой войне были и другие "нежизненноважные" причины: месть, желание власти, избавление от "лишних" людей. Особенностью широкомасштабной крымской криминальной войны было и то, что шла она одновременно по разным направлениям и с несколькими, иногда пересекающимися "фронтами".

Структурирование преступного мира в Крыму, когда разрозненные бригады слились в крупные группировки, не сделало обстановку спокойнее. И даже наоборот. В каждой группировке было слишком много ртов, все они хотели есть, а коммерческие фирмы, переживающие вместе со всей страной экономический кризис, уже не могли накормить всех, кто претендовал на роль "крыши". В такой ситуации каждый был против каждого, и вопрос передела территории стал практически самым главным.

"Греческий" салат

Пока "Башмаки" отстреливали группировку Евгения Поданева, а потом охотились за Олегом Дзюбой, на полуострове параллельно шла другая, не менее кровопролитная война. Ее результатом должно было стать полное уничтожение еще одной крупной крымской группировки — "Греки", которая явно мешала сытно жить и "Башмакам", и "Сейлему".

Свое название группировка получила от клички своего лидера — Константина Савопуло, которого в криминальном миру звали "Греком". Костя "Грек" на полуострове был фигурой заметной и имел статус "игрового". Отсидев в свое время шесть лет за нанесение тяжких телесных повреждений, Константин Савопуло считал себя тем не менее человеком респектабельным и любил похвастаться "фамильными ценностями". Так это или нет, но Костя заявлял, что ведет свой род от того самого крымского купца, который в 1857 году в знак своего исцеления заложил фонтан в городском саду Симферополя.

Несмотря на "голубую кровь", Костя "Грек" не брезговал ни мошенничеством, ни рэкетом, ни разбоем и к началу 90-х годов сколотил довольно сильную группировку, основной костяк которой жил и «работал» в поселке Зуя Белогорского района. Группировка очень быстро росла (ее ряды пополнялись за счет возвращающихся из депортации греков и болгар и, как это ни странно, выпускников Симферопольского военно-политического училища) и расширяла сферу влияния, постепенно подчинив себе район Симферополя, прилегающий к феодосийской трассе.

Промышляли "Греки" в основном рэкетом, наркотиками, держали десятки обменных пунктов и славились тем, что, завоевав территорию, уже никого больше на нее не пускали, расправляясь с незваными гостями быстро и жестоко.

Естественно, такая тактика не могла нравиться ни "Башмакам", ни "Сейлему", считавшим город своим. К 1992-му году "Греки" уже вовсю воевали с первыми и готовили патроны для вторых. И этому вовсе не мешала дружба Кости "Грека" с "Жидом" (Евгением Хавичем). Правда, к тому моменту, когда начались разборки по-взрослому, Хавич демонстративно отошел от активных дел и, возможно, действительно мало контролировал происходящие события.

Война с "Греками" обещала немалую выгоду тем, кто собирался поделить добычу. К середине девяностых "Греки" контролировали несколько промышленных предприятий, в том числе завод "Сельхоздеталь", сеть ресторанов, десятки магазинов, баров, практически все обменные пункты на "Центральном" рынке. В общем, как в греческом салате — всего понемножку, но вместе очень вкусно.

Давший в долг — от долга и погибнет

Существуют две версии того, с чего началась атака на этнический клан. По первой из них, к 1994 году и "Башмаки", и "Сейлем" больше не могли спокойно наблюдать за экспансией шустрых "Греков", занимающих одну позицию за другой. Говорят, что последней каплей, переполнившей чашу бандитского терпения, стал Бахчисарайский винзавод, который Савопуло стал активно подминать под себя, игнорируя интересы двух могущественных гуппировок. Якобы именно в этот момент они и договорились между собой: у кого первого появится возможность физического устранения врагов, тот и предпринимает необходимые действия.

То, что за завод в Бахчисарае действительно шла война, не вызывает сомнения. Но против достоверности версии договора по принципу кому повезет говорит хотя бы то, с какой активностью, если не сказать наглостью, начался отстрел "Греков".

По другой версии, богатые "Греки", не слишком потерявшие материально от войны с "Башмаками" в начале 90-х годов, совсем расслабились, когда те, утратив своего лидера Виктора Башмакова, переключились сначала на "поданевцев", потом на Дзюбу. Расслабились настолько, что будто решили материально поддержать природных противников своего главного врага — "Сейлем". Якобы в долг этой группировке Костя "Грек" ссудил ни много ни мало полмиллиона долларов, возможно, потому что был уверен в своем старом друге — Хавиче. Но "Сейлем" деньги возвращать не спешил, и "Грекам" пришлось включить счетчик. Полмиллиона скоро превратились в миллион, и теперь дешевле было убить кредитора, чем возвращать деньги.

10 августа 1994 года в Симферополе, прозвучали автоматные очереди и взрывы гранат в греческом баре "Лесной" и в офисе страховой компании "Центурион" — главном штабе Кости "Грека". Пострадали четверо человек. Убиты двое: служащий охраны страховой компании Виктор Ивоня (из его тела извлекли 12 пуль) и 17-летняя Вера Пономаренко, случайно оказавшаяся рядом.

Нападавшие подъехали к "Центуриону" на угнанных "Жигулях", вошли в помещение и, бросив гранату, начали стрелять из автоматов. На их несчастье, недалеко от места нападения совершенно случайно оказались участковый инспектор капитан Александр Бочкарев и старший сержант патрульно-постовой службы Сергей Дмитриев. Они, увидев, что из "Центуриона" выскакивают один за другим одетые в камуфляж автоматчики, начали стрелять. В результате перестрелки были ранены четверо бандитов и капитан Бочкарев (он получил четыре ранения). Следствие потом доказало, что стреляли не только нападавшие на "греческий" офис, но и с другой стороны. Возможно, это была группа киллеров, которая должна была сразу же после исполнения заказа убрать своих. По другой версии, у "Центуриона" встретились две самостоятельные бригады из разных группировок, случайно выбравшие для нападения одно и то же время.

В ходе начавшейся милицейской операции вскоре была обнаружена машина, на которой преступники прибыли на место (в ней были обнаружены пять автоматов, два пистолета, граната, три бронежилета и 100 патронов), а потом задержаны и трое киллеров, не сумевших уйти далеко из-за ранений. Четвертого, получившего ранение в живот, так и не нашли. Скорее всего, от него сразу избавились свои.

Несмотря на очевидный прокол первой широкомасштабной операции против "Греков", война уже не могла остановиться. Уже через два дня после нападения на бар "Лесной" произошел взрыв еще в одном "греческом" ресторане — "Мухуч". На этот раз обошлось без жертв. Потом наступило некоторое затишье, во время которого у "Греков" начались "внутренние" проблемы, связанные в том числе и с сыном Константина Савопуло — Иваном.

Бригадиры группировки, не очень были довольные внешней и внутренней обстановкой, начали тащить одеяло на себя, группировка начала давать слабину. А уже осенью начался планомерный отстрел ослабевших "Греков".

Только за одну неделю в середине ноября группировка потеряла двух боевиков: в Симферополе был убит некий Алеша, в Саках — Саша Дудко. 15 декабря обнаружили труп Солдатова, который был в баре "Лесной", но тогда уцелел. Через две недели, 28 декабря, у торгового центра был расстрелян в автомобиле бригадир "Греков" Магомет Булычев (позднее стало известно, что в него стрелял Петр Анкудинов, которому сделал заказ видный "сейлемовец" Валерий Любич).

11 января был застрелен бригадир "Греков" Иван Иорданов. В него выстрелили из автомобиля, когда он выходил из аптеки.

"Греки" тоже стреляли и взрывали в ответ, при этом поначалу метя не по адресу — в своих давнишних противников — "Башмаков". Но вскоре они разобрались, кто есть кто, и начали отстрел "сейлемовцев". К примеру, 23 ноября у дома было совершено нападение на машину, в которой были Саид (Али Колиев) и его подруга Марина Бабинская. Али был тяжело ранен в область грудной клетки, его спутница, находящаяся на седьмом месяце беременности, убита.

Самым шумным в войне против "Греков" оказался февраль 1995-го года. Симферопольцы помнят это время, когда ночные взрывы в городе стали обыденным делом. 19 февраля взрывное устройство было брошено в окно бара турбазы "Таврия", который принадлежал Косте "Греку". Была ранена посторонняя девушка. Преступление было особенно дерзким, так как именно в "Таврии" остановилась группа руководителей МВД Украины, которая прибыла в автономию в связи с громкими преступлениями. В праздничную ночь с 23 на 24 февраля прозвучали еще четыре взрыва, в том числе на площади Куйбышева, где был разрушен мебельный салон "Экос", принадлежавший группировке "Греки". Обошлось без человеческих жертв. На следующую ночь, опровергнув примету, что бомба дважды в одно и то же место не падает, был взорван знаменитый бар "Лесной".

К лету от когда-то богатой группировки остались одни осколки. Костя, у которого земля горела под ногами, лихорадочно искал союзников, чтобы противостоять своим могущественным врагам. Говорят, что "Греки" на этом этапе пытались объединиться с крымскотатарской группировкой "Имдат" и Аликом Дзюбой. Но "Имдат" был слаб, а Дзюба погиб 12 июля 1995-го года. Еще раньше — 30 июня — Косте был дан последний звонок: на перекрестке улиц Балаклавской и Русской расстреляли в автомобиле охранника его сына Вани "Грека".

Смерть Кости "Грека"

Утром 17 октября 1995 года БМВ, за рулем которого сидел Константин Савопуло ("Грек",) остановился на красный свет на самом многолюдном перекрестке города у "Центрального" рынка. С двух сторон к машине подошли одетые в военную форму Петр Анкудинов и его двоюродный брат Андрей Дрожжин и начали стрелять в упор в "Грека" и его охранника. Костя был убит на месте. Охранник получив семь огнестрельных ранений, не только остался жив, но и отстреливался. После этого Анкудинов ушел через территорию Центрального рынка, затерявшись в толпе. Его брат убежал на старое кладбище и оставил окровавленную камуфляжную форму на одной из могил.

Позже, когда Анкудинов будет давать показания, он расскажет, что "заказал" Костю Грека все тот же Валерий Любич. Второй киллер — Дрожжин — до суда не дожил, рядом с молокозаводом было найдено его тело со ста одиннадцатью ножевыми ранениями. Черед Любича наступит через год.

Группировка "Греков", пока окончательно не прекратила свое существование, жила на осадном положении. "Сейлем", переняв опыт "Башмаков", даже пытался разобраться с врагами и в день поминок их лидера. На девятый день после похорон "Грека" милиция обнаружила 30 кг взрывчатки, заложенной в землю на его могиле. Если бы не правоохранители, поминки должны были получиться громкими.

Еще одна неудача со взрывчаткой произошла 22 ноября, когда от неосторожного с ней обращения погибли двое "взрывников". Они несли свой подарок к находящимся рядом коттеджам, в которых жили некоторые "греческие" боевики.

Окончательную точку в "греческой" истории поставило нападение на бар "Мираж". Но это уже другая история.."ГРЕЧЕСКИЙ" ПОХОД ЗА СМЕРТЬЮ Криминальные войны в Крыму очень похожи на пещерные — за жирный кусок мяса и территорию охоты. Но в этой войне были и другие "нежизненноважные" причины: месть, желание власти, избавление от "лишних" людей. Особенностью широкомасштабной крымской криминальной войны было и то, что шла она одновременно по разным направлениям и с несколькими, иногда пересекающимися "фронтами". Структурирование преступного мира в Крыму, когда разрозненные бригады слились в крупные группировки, не сделало обстановку спокойнее. И даже наоборот. В каждой группировке было слишком много ртов, все они хотели есть, а коммерческие фирмы, переживающие вместе со всей страной экономический кризис, уже не могли накормить всех, кто претендовал на роль "крыши". В такой ситуации каждый был против каждого, и вопрос передела территории стал практически самым главным. "Греческий" салат Пока "Башмаки" отстреливали группировку Евгения Поданева, а потом охотились за Олегом Дзюбой, на полуострове параллельно шла другая, не менее кровопролитная война. Ее результатом должно было стать полное уничтожение еще одной крупной крымской группировки — "Греки", которая явно мешала сытно жить и "Башмакам", и "Сейлему". Свое название группировка получила от клички своего лидера — Константина Савопуло, которого в криминальном миру звали "Греком". Костя "Грек" на полуострове был фигурой заметной и имел статус "игрового". Отсидев в свое время шесть лет за нанесение тяжких телесных повреждений, Константин Савопуло считал себя тем не менее человеком респектабельным и любил похвастаться "фамильными ценностями". Так это или нет, но Костя заявлял, что ведет свой род от того самого крымского купца, который в 1857 году в знак своего исцеления заложил фонтан в городском саду Симферополя. Несмотря на "голубую кровь", Костя "Грек" не брезговал ни мошенни
"ГРЕЧЕСКИЙ" ПОХОД ЗА СМЕРТЬЮ 

Криминальные войны в Крыму очень похожи на пещерные — за жирный кусок мяса и территорию охоты. Но в этой войне были и другие "нежизненноважные" причины: месть, желание власти, избавление от "лишних" людей. Особенностью широкомасштабной крымской криминальной войны было и то, что шла она одновременно по разным направлениям и с несколькими, иногда пересекающимися "фронтами".

Структурирование преступного мира в Крыму, когда разрозненные бригады слились в крупные группировки, не сделало обстановку спокойнее. И даже наоборот. В каждой группировке было слишком много ртов, все они хотели есть, а коммерческие фирмы, переживающие вместе со всей страной экономический кризис, уже не могли накормить всех, кто претендовал на роль "крыши". В такой ситуации каждый был против каждого, и вопрос передела территории стал практически самым главным.

"Греческий" салат

Пока "Башмаки" отстреливали группировку Евгения Поданева, а потом охотились за Олегом Дзюбой, на полуострове параллельно шла другая, не менее кровопролитная война. Ее результатом должно было стать полное уничтожение еще одной крупной крымской группировки — "Греки", которая явно мешала сытно жить и "Башмакам", и "Сейлему".

Свое название группировка получила от клички своего лидера — Константина Савопуло, которого в криминальном миру звали "Греком". Костя "Грек" на полуострове был фигурой заметной и имел статус "игрового". Отсидев в свое время шесть лет за нанесение тяжких телесных повреждений, Константин Савопуло считал себя тем не менее человеком респектабельным и любил похвастаться "фамильными ценностями". Так это или нет, но Костя заявлял, что ведет свой род от того самого крымского купца, который в 1857 году в знак своего исцеления заложил фонтан в городском саду Симферополя. 

Несмотря на "голубую кровь", Костя "Грек" не брезговал ни мошенни
Рейтинг: 0 Голосов: 0 199 просмотров

Комментарии