Тебя никто и не ищет, тебе никто и не нужен Конец. Светловолосый


 
Я знаю, зачем нужны эти кнопки. А ты? Тогда поделитесь с друзьями!




1 января 1970 - Passion
Тебя никто и не ищет, тебе никто и не нужен Конец. Светловолосый
Тебя никто и не ищет, тебе никто и не нужен
Конец.
Светловолосый парень сжимал руки в кулаки, обессиленно прислонившись к стене, и вслушивался в шум дождя за стенами морга. Он изо всех сил старался выбросить события последнего получаса из головы. Хотел запомнить ее светлой, улыбающейся, живой. Но она, такая холодная и уже пустая, была в нескольких метрах от него. Но толку-то. Если ее больше нет.

Громкий хлопок двери не потревожил парня. Другой парень, Рома, вылетел из одного из кабинетов и нагнал Сашу. Схватив того за шиворот, Рома с силой впечатал его в стену и прорычал:

- Это из-за тебя, сука! - за полукриком-полурыком последовал тяжелый удар. Блондин облокотился о стену и сфокусировал взгляд на друге. На его лице читалась полная отрешенность.

- Я знаю, - парни встретились взглядами и Рома непроизвольно отшатнулся, завидев в глазах Плисакина море боли. Боли, что пожирала его, вместе с чувством вины. Саша сжал губы и, опустив голову, развернулся и пошел к выходу. Голова так же была опущена, а руки крепко сжаты в кулаки.

***

Этой ночью в квартире Насти и Ромы не гасли огни. Манько крепко прижимал к себе рыдающую девушку и шептал ей что-то успокоительное на ушко. Только это не помогало. Девушка на время стихала, но потом начинала рыдать с новой силой и вырываться из объятий любимого, но Рома не отпускал ее, пытаясь успокоить снова.

Дима сидел неподалеку, запустив руки в волосы, он время от времени вздыхал и горячо шептал одному ему слышные слова. Тоня была рядом, обнимая парня за напряженные плечи, и смотрела своими большими грустными глазами вдаль. Время от времени по несколько слезинок скатывалось по ее щекам.

- Где... С...саша? - сбито спросила Настя, когда истерика в очередной раз отступила.

- Ушел... оттуда, - тихо сказал Лелюк, а Рома сильнее прижал к себе девушку, вспоминая удаляющийся силуэт друга. Манько потерял контроль тогда, в морге, и сейчас жалел. Потому что не ему судить Сашу, его уже осудили. Забрали самое дорогое. Убили без ножа.

- Нужно... похороны нужны... чтоб как у людей, - на этих словах светловолосая снова сорвалась на слезы, закрыв рот рукой. Манько снова крепко прижал девушку к себе, а Тоня выскользнула из комнаты и вернулась через пару минут с пластинкой валерьянки и бутылкой воды.

- Не волнуйся на этот счет, - постаралась улыбнуться девушка, протягивая Насте таблетку.

- С...спасибо, - она выдала похожее подобие улыбки, но слезы еще быстрее покатились по ее щекам.

Тоня вернулась к Диме и комнату снова наполнило тягостное оцепенение. Которое вскорее прервалось новой волной истерики Насти.

- Тише, родная... не плачь, - шептал Рома, сжимая хрупкие содрогающиеся плечи в своих руках, удерживая рвущуюся девушку.

- Моя девочка... что же ты наделала... как же я без тебя? - возгласы вперемешку с рваными рыданиями заполнили комнату, из-за чего все находящиеся там вздрогнули. И до каждого дошло. Ничто уже не будет так, как было раньше...

***

Саша несмело зашел в квартиру. Оглядев их прихожую парень пошатнулся. Нет, он был совершенно трезв, опьяняло его скорее собственное горе. Парень, идя сюда, думал, что в этой уютной квартирке что-то изменилось настолько основательно, что, увидев родную прихожую, пришел в недоумение. Ничегошеньки не поменялось.

Разувшись, парень проследовал в спальню с мыслью упасть на кровать и постараться забыться, но перед самым дверным проемом уловил едва различимые цитрусовые нотки ее духов. Что-то внутри сделало неповторимый вираж и ухнуло вниз, разлетевшись на тысячу осколков. Выдохнув, Саша собрался и все-таки зашел в комнату. И замер в дверном проеме, как вкопанный.

Не зря он так долго не решался вернуться в эту квартиру, пару дней жил у друзей. Рома хоть и иногда смотрел на него исподлобья, но не трогал блондина, который ничего не ел и почти все время молчал. У него буквально силой отбирали алкоголь и не пускали никуда одного. Да, он мог бы устроить скандал и уйти, но у Кавы еще больше разрывалось сердце от одного тоскливого взгляда Насти и просьбы не уходить... Он лишил ее подруги, и не имел права лишать ее ребенка, подвергая девушку стрессу...

В отличие от коридора, спальня просто дышала ее запахом, который комьями забивался в его легким, выбивая из колеи. Напрасно он пришел. Шаг. Еще шаг вглубь комнаты. Вещи раскиданы, рамка с их фотографией разбита, на письменном столе следы запеченной крови - призраки ее последнего пребывания в квартире. И, что самое тревожное, огромная куча ее одежды на кровати, которую венчала записка. Беря ее в руки, парень уже знал что там. Чувствовал, насколько сейчас станет больно. Но все-таки развернул и пробежал глазами по тексту. Потому что должен. Потому что все из-за него.

Первые строчки дались с трудом. Потому что были зачеркнуты. "Мой любимый мальчик". Сглотнув, Кава сильнее сжал в пальцах лист и продолжил читать.

"Мой любимый мальчик
Прости... Наверное, я уже не имею права тебя так называть...

В общем, прости за все. И за это письмо. Я бы очень хотела, чтобы оно не попало в твои руки, но это единственный способ попрощаться. Потому что если снова встречу тебя, не смогу не простить. А если прощу, ты опять...

Ну, неважно. Если меня не спасут, то я умру к тому моменту, как ты это прочитаешь. Поэтому хочу, чтоб ты знал. Я люблю тебя. Не смотря на все твои измены, всю грубость, что была между нами, все глупости, что я натворила. Прости, это будет моя последняя глупость.

Ты не представляешь, сколько бы я могла и хотела бы написать, но времени нет. Я люблю тебя.

Прости."

Плисакин отбросил от себя потрепанный листок и как ошпаренный отлетел к окну. Сжав кулаки, он прислонился лбом к холодному стеклу. Его губы были плотно сжаты, веки изнутри будто бы горели, слезы лезли наружу. До хруста сжал челюсти от одного осознания, что ее больше нет.

Открыв глаза, блондин попытался нашарить руками ручку, дабы открыть окно. Ручка легко повернулась и холодный ветер взъерошил его волосы. Переклонившись через край, Саша устремил свой взгляд на темный асфальт, искренне желая увидеть там свое тело. Воображение уже нарисовало картинку его размаженного по асфальту тела.

Но резко парень отпрянулся от окна, учащенно дыша. На миг ему примерещилось нечто другое. Силуэт девушки. Ее силуэт. Выглянув в окно снова, парень больше никого не увидел.

Моргнув пару раз, Кава закрыл окно, медленно выдохнув. До него дошла одна истина.

Их история закончилась. Но его жизнь продолжается.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 99 просмотров

Комментарии