Привет Твайлайт заглянула в запретные двери Комнаты 101. Внутри


 
Я знаю, зачем нужны эти кнопки. А ты? Тогда поделитесь с друзьями!




1 января 1970 - USSR
Привет Твайлайт заглянула в запретные двери Комнаты 101. Внутри
— Привет?

Твайлайт заглянула в запретные двери Комнаты 101. Внутри была глухая, беспросветная чернота. Воображение начало заново рисовать ей ужасы, которые она ожидала там найти и которые уже давно преследовали её в кошмарах.

— Привет? Э-это я — Твайлайт Спаркл. Я... Я не принесла спиртное, потому что я мятежница...

Перед ней была только тьма. А потом зазвучал незнакомый голос:

— Мы ждали тебя, Твайлайт Спаркл! — произнёс он нараспев. — Входи... Входи!

С гулко стучащим сердцем Твайлайт медленно вошла в комнату, опасливо ступая вперёд, боясь попасть в какую-нибудь ужасную ловушку. Она слышала только своё прерывистое дыхание, и сколько ни шарила глазами в темноте в поисках хоть малейшего проблеска света, ничего не могла найти.

Внезапно комната взорвалась светом, цветом и музыкой. Твайлайт обнаружила, что находится посреди комнаты, обвешанной праздничными украшениями и воздушными шариками, а перед ней стоит длинный стол, забитый тортами, мороженым и желе. За столом, широко улыбаясь, сидела странная розовая пони с кудряшками на голове и в праздничном колпачке с блёстками.

— СЮРПРИЗ! — крикнула она.

Но настоящий шок у Твайлайт случился в тот миг, когда она увидела за столом хмурую голубую пони.

— О Трикси! — вскричала Твайлайт. — Они и тебя поймали.

— А кто же, по-твоему, сказал им, где тебя искать? — бросила Трикси. — Трикси не собиралась сидеть тут одна!

Твайлайт немного опешила от такого предательства.

— Сука! — выпалила она.

— Идиотка! — парировала Трикси.

— Ну, ну, девочки. Ладно вам! — Розовая пони помахала на них копытами, чтобы они успокоились. — Давайте сядем вместе и спокойно разберёмся в ваших проблемах! Пинки Пай зовут меня, и вечеринки — моя игра! — Она махнула копытом, приглашая Твайлайт садиться, что та и сделала с явной неохотой. — Когда моя хорошая подруга Флаттершай вернулась домой после долгих каникул, она была очень грустной! Она не возражает, чтобы кто-нибудь пользовался её коттеджем, пока её нет, поэтому-то она и оставляет дверь незапертой, но она была расстроена, увидев, что вы всё поломали!

— Это она виновата! — сказала Трикси, указывая на Твайлайт. — Она первая начала!

Твайлайт собиралась возразить, но Пинки Пай продолжала:

— И вот Флаттершай говорит мне “эй, Пинки, эти две пони явно чем-то расстроены. Может быть, нужно устроить вечеринку, чтобы подбодрить их”, а я такая “ну, я ведь устраиваю вечеринки, так что может быть я и устрою для них супер-особую частную вечеринку и посмотрю, что же такое у них там делается, ведь абсолютно всё можно исправить вечеринкой!” — Она остановилась, чтобы перевести дух.

— Знаешь, это не сработает! — Твайлайт взяла пончик с кремом и принялась жевать. — Тебе не сломить нас этой пыткой, мы всё равно сбежим и свергнем власть тиранической диктатуры! Бесплатное здравоохранение? Бесплатное образование? Высокий уровень жизни? Всеобщая занятость? Пф! Это просто бессмысленные отговорки, прикрывающие непомерную жажду власти Селестии! — Она громко стукнула по столу копытом, так что рядом подпрыгнула стопка лепёшек. — Перемен! Вот чего требуют сердца пони! Свободы быть неправыми, свободы говорить, что дважды два равно яблоки!

Трикси поглядела в сторону Твайлайт.

— Она идиотка, — объяснила она Пинки Пай.

Пинки с озадаченным видом сосала из трубочки большущий молочный коктейль.

— Но Твайлайт, на прошлогодних выборах все пони проголосовали за Принцессу Селестию, точнее... — замолчав, она порылась в нескольких стопках бумаг, откуда-то взявшихся перед ней, — ...все до единого пони в Эквестрии, за исключением одного, проголосовали за Селестию!

— Ну, я голосовала против! — резко заметила Твайлайт и удивлённо воззрилась на Трикси. — Постойте, только одна пони голосовала против неё?

Трикси пожала плечами:

— Трикси считает, что у неё отличная социальная политика.

— Знаешь что, Твайлайт... — Пинки Пай пододвинула к ней миску с желе, которую Твайлайт с неохотой приняла. — Может быть, революция не самое лучшее хобби для тебя? Ты не пробовала магию? Или дружбу? Держу пари, ты могла бы завести целую кучу друзей!

— У меня нет никаких друзей. — Твайлайт стала с вызывающим видом жевать желе. — Я знаю, что ты пытаешься сделать, Пинки Пай! Ты просто орудие системы!

— Конечно у тебя есть друзья! — Пинки Пай исчезла под столом, а затем выскочила у них за спиной и сжала их вместе. — Вы есть друг у друга! Какие чудесные друзья!

— Что? — выпалила Твайлайт, чуть не подавившись желе. — Я ненавижу Трикси! Наше взаимное отвращение — вот то, что привлекло нас друг к другу!

— Согласна! — крикнула Трикси. — Трикси нравилось ненавидеть Твайлайт каждый вечер на протяжении последних нескольких месяцев. Трикси не знает, что бы она делала, не будь у неё Твайлайт с её глупой жирной мордой!

— Это забавно, но... — Пинки сделала нарочито задумчивое лицо. — Обычно, когда одной пони не нравится другая пони, она просто её игнорирует! Они не рвутся проводить вместе каждую свободную минуту. — Она задумчиво почесала подбородок. — А вы... обзываете друг друга, нет?

Твайлайт и Трикси медленно кивнули.

— А вы... — Пинки немного подумала. — ...дёргаете друг друга за гривы? И гоняетесь друг за другом по кругу?

— Да! — торжествующе воскликнула Твайлайт. — Видишь, Пинки! Видишь, как глубоко укоренилось в нас взаимное отвращение! Мы устраиваем небольшие драки, и шлёпаем друг друга по крупам, и делаем всякие другие вещи, доказывающие нашу неприязнь!

— А ещё иногда мы ночуем вместе, и глупая Твайлайт храпит! — пожаловалась Трикси. — И она оставляет половину завтрака, который я готовлю ей утром!

— Это потому, что у тебя вечно всё подгорает! — раздражённо воскликнула Твайлайт, но замолкла, заметив, что Пинки Пай улыбается и радостно смеётся, глядя на них.

— Как мило! — улыбнулась Пинки, хлопая в копытца. — Обзываться и дёргать друг друга за гривы — именно это делают маленькие жеребята, которые друг другу нравятся, когда играют на детской площадке!

— Не говори чепухи! Я ненавижу Трикси! — прорычала Твайлайт. — Как раз на прошлой неделе был её день рождения, и я часами выбирала подарок, который бы ей точно не понравился! И он ей не понравился!

Трикси самодовольно кивнула в знак согласия.

— И я думаю, что она была рада, что ей не понравилось! — Пинки придвинулась ближе к Твайлайт и спросила: — Эй, Твайлайт, а как тебе это? А?

С этими словами Пинки резко достала что-то из-под стола, и Твайлайт в испуге отшатнулась от неё. Но это оказалось не орудие пытки, созданное государством, а всего лишь кусок торта на тарелке.

— Это торт... — начала Пинки, — это последний кусок самого вкусного торта, какой только когда-нибудь пекли. Самый сладкий сахар! Самый кремастый крем! На нём даже есть эти маленькие серебристые шарики, но только на этом торте они съедобны!

Она подняла торт над головой, и у Твайлайт потекли слюнки от одного только его вида.

— Что... что тебе нужно? — У неё на лбу выступил пот. Она посмотрела на Трикси, потом на Пинки, потом снова на торт, не понимая, что происходит. — Это... это какая-то пытка?

— Да нет же, глупая! Можешь взять его! — Пинки протянула ей торт, покрытый таким восхитительным джемом, и кремом, и глазурью, но потом остановилась: — Но если ты съешь его, то это будет последний кусок торта, и больше ни один пони на свете его не попробует. Только ты, Твайлайт.

Твайлайт начала рвать на себе гриву. Торт отдавали ей без какого-либо подвоха. И несмотря на богатство праздничных угощений на столе, она знала в глубине души, что этот торт слаще и вкуснее всего другого вместе взятого. И всё же...

— Нет, — выдавила она из себя. — Я не заслужила этот торт! — По щекам единорожки потекли слёзы. — От-тдай его Трикси! Отдай торт Трикси, она заслужила его больше меня! Она такая чудесная особенная пони!

Трикси ошеломлённо посмотрела на Твайлайт и от удивления раскрыла рот.

— С-спасибо тебе! — сказала она таким тоном, как будто сейчас заплачет, и протянула к торту копыто. — Спасибо, это самое приятное, что кто-либо делал для Трикси! — Копыто замерло на полпути. — Нет! Пусть Твайлайт Спаркл берёт торт! Она была таким замечательным другом для Трикси, а Трикси не понимала этого до сего дня!

Две единорожки посмотрели друг другу в глаза, казалось, в первый раз в жизни.

Тем временем Пинки Пай, утратив остатки выдержки, торопливо и с виноватым взглядом слопала последний кусок торта.

Автор:
Часть восьмая.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 162 просмотра

Комментарии