Ну, ты меня знаешь! Две подружки в кафе - Почему смеешься ! - Мысли.


 
Я знаю, зачем нужны эти кнопки. А ты? Тогда поделитесь с друзьями!




1 января 1970 - USSR
Ну, ты меня знаешь! Две подружки в кафе - Почему смеешься ! - Мысли.
Ну, ты меня знаешь!

Две подружки в кафе:

- Почему смеешься?!

- Мысли. Просто мысли. Ну, ты меня заешь!

- Я бы сказала, что не знаю.

- Разве что, чуть-чуть, – показывая, с помощью пальцев, расстояние в пять миллиметров.

- Чуть-чуть, да. И все.

- Да, ты права. Ведь мы знаем человека только с одной стороны, с одной моделью поведения. У меня есть мнение: чтобы узнать человека нужно не только с ним общаться, а еще понаблюдать за ним, когда он в окружении лучшего друга; в окружении человека которого он терпеть не может; с родителями и когда он один. Тогда максимально складывается пазл под названием «Человек».

И родители говоря: «А то я тебя не знаю!» ошибаются. Они не знают тебя за пределами своего влияния. Они привыкли к твоей уступчивости во избежание ссор и «боя» при отстаивание своего. Тем более, что, как всегда, ты в таком бое потерпишь фиаско из-за: жалости (у мамы диабет, ей нельзя нервничать и как сказал её лечащий врач: “Лучше съешьте конфетку, но только не нервничайте.”), покорности (подразумевая: “Да, хорошо, только оставьте меня в покое.”) и меньшинства (трое против одного, еще все трое старше тебя).

Мама дочке с подозрением, недоверием и максимальной уверенностью в свои подозрения:

- Это ж ты не сама решила так поступить!? Это ж тебя навязала свое желание Лариса, а ты не смогла отказать?!

- Нет, я сама так решила и Лара здесь вообще не причем. – Спокойно ответила дочь, но в глубине души её это задевало. Задевало недоверие, незнание возможного поведение дочери за спиной матери.

- Ой! Да кому ты рассказываешь?! А то я тебя не знаю?! Ты же у меня мягкая, податливая, одним словом комнатное растение.
При этом мама и предположить не могла о поступках своей дочери в следующих ситуациях.

Ситуация 1. Осень. Сельский дом. Бабушка с внучкой лет четырех наслаждаются обществом друг друга. Как правило, в селах есть соседки, которые любят засиживаться у одной соседки. При одном условии чтоб у объекта задержки было тепло и уютно, не так как у гостей в доме. И зачастую такие «посиделки» затягиваются на часы. Бабушка уже успела приготовить обед. А соседка все не уходит. Бестактичность. Бабушка стесняется выпроводить надоевшего гостя. А внучке уже хочется есть. Возмутительная ситуация. Внучка обдумав правильность постановки фразы, озвучивает её:

- Бабушка, Варя! Мы с бабушкой будем обедать. Пожалуйста, покиньте помещение.

- Да, – с полминуты осознания услышанного. - хорошо. Все, Нюра, я пошла. Закрой за мной дверь и приятного аппетита.

Первые слова старушке дались с трудом. Конечно у человека шок – впервые в жизни её попросили покинуть помещение. А ничего, что человек не понимает когда надо уйти и не мешать?!
Потом эта ситуация вызвала настоящий фурор по всему селу.

Ситуация 2. Главной героине уже 27, учится в аспирантуре и все лабораторные исследования нужно проводить в одной лаборатории, где заведующая очень «специфическая» старушка. У нее со всеми, кто работает в её лаборатории, были конфликты: аспирантки – часто доведенные до слез, преподаватели-мужчины – уже привыкли и перестали реагировать. Ко всем одна и та же претензия: они оставляют без присмотра (на ночь) включенные электрические приборы. При этом она приходила на работу в 9 утра и уходила в 3 часа дня, при стандартном рабочем дне с 8 до 17. А аспиранты приходили в 8 утра и задерживались до 7 вечера, для получения качественных результатов исследования. Многие аспирантки в избегании конфликтов с заведующей, делают дубликат ключа от лаборатории и тайно, спокойно проводят свои исследования. Но бывают моменты под названием «попалась», тут без стычки никак.

- Вы опять и неоднократно оставляете включенный на ночь сушильный шкаф! – Сказано с укором, претензией и переполняющим негодованием и слегка повышенным голосом.

- Я выключала. Я прихожу на работу в 8 утра и включаю, а перед уходом в 7 вечера выключаю. – Ответ прозвучал спокойно.

- Ничего не хочу слышать.

- Вы же приходите в 9 – 10 утра и уходите в 2 – 3 часа дня. Самое интересное начинается после вашего ухода. Маргарита Георгиевна вы как энергетический вампир – без ссор и конфликтов с членами кафедры, жить не можете.

- Хамка! Нахалка!

После высказанных недовольств участники разошлись «по углам» - покинув помещение. Последующие месяца «вампир» надуто не реагировала на приветствия «хамки и нахалки». При этом «хамка» здоровалась, будучи улыбчивой, спокойной, с освобожденной душой. Ведь выплескивания наружу внутренней бури, в устной форме или с помощью письма, приводит к внутренней гармонии. Ведь застоявшаяся и запрятанная внутри обида и боль приводит к падению самооценки, понижения самоуверенности и комплексов, и как результат ухудшения здоровья организма в целом. Последнее начинает разрастаться и мутировать в новые, усугубляя психологическое состояние личности.
Такое взаимоприветствие продолжалось почти полгода. С каждым месяцем обида «вампира» угасала, и старушка становилась, как и до конфликта. К этому времени у главной героини уже закончились все испытания.

Ситуация 3. На работе главную героиню все знают как «скорую помощь» во всех смыслах. Помочь, подсказать, поддержать, как в профессиональном плане, так и в личном, всегда с радостью или с обреченным из-за загруженности: «Надо! Я же обещала». Но есть новенькие в коллективе, которые пытаясь подружиться, выбирают не правильную тактику – «жалость». Со словом «жалость» у меня в мыслях всплывает фраза знакомого:

«Никогда меня не жалей. Чтобы не случилось. А то я стану жалким.»

Жалость относилась к длительности рабочего дня, к размеру заработной платы. Что самое интересное, объекта жалости все устраивало в работе. Хотя жалеющий накануне рассказывал ситуацию, где её дочь обронила такою грустную фразу: «Мам ты опять прейдешь в 9 вечера!». Но жалость позволено проявлять лишь узкому и надежному кругу людей. С их уст жалость превращается в сострадание. А от человека, который тебя вообще не знает, звучит как унижение, намекая на твою жалкость. Со стороны психологии жалость – одна из форм чувства дискомфорта, часто приобретающее вид снисходительного сострадания. А если жалость постоянна, то складывается ощущение, что автор проявления жалость за твой счет хочет показать свое превосходство, с элементами унижения адресата.

Конечно, долго объект жалости не стерпел такого отношения к себе и, в свойственной себе манере, написала письмо, и свела к минимуму количество контактов. Тем самым облегчив себе жизнь.
Так вернемся к маме и дочке. Однажды дочка сказал маме:

- Ты ведь и представить не могла, что я могу и бабушке Вари ответить, и «вампиру», и «жалости»?!

- Нет! Ведь ты рядом со мной никогда так себя не ведешь.

Семейный праздник, тост понемногу стал коллективным. И тут папа говорит дочери:

- Тебе надо практиковаться в выступлениях перед аудиторией, на конференциях. На защите пригодиться. Ты у нас такая молчаливая!

- Ты не прав. Я на каждом застолье на работе говорю тост, иногда читаю эссе, с подружками иногда меня не переслушаешь.

- Я ж не знаю! Ты мне ничего не говоришь.

Мы всегда разные. Даже когда одни. В окружении одних людей мы в ходе разговора можем менять голоса, то ты смеешься как старуха Шапокляк (злостно с хриплым голосом), а через несколько минут ты уже маленький ребенок. Голоса меняются в зависимости от рассказа. При этом большинство твоих знакомых и не подозревают о твоем умении.

26.01. – 8.04.2016 г.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 88 просмотров

Комментарии