Новость сейчас: Жорес Алферов Не забывать уроки истории В Малом зале Государственной Думы на научно-популярную лекцию Нобелевского лауреата, действительного


 
Я знаю, зачем нужны эти кнопки. А ты? Тогда поделитесь с друзьями!




1 января 1970 - Глюкоза
Новость сейчас:  Жорес Алферов Не забывать уроки истории В Малом зале Государственной Думы на научно-популярную лекцию Нобелевского лауреата, действительного
Жорес Алферов: Не забывать уроки истории

В Малом зале Государственной Думы на научно-популярную лекцию Нобелевского лауреата, действительного члена РАН и члена думского Комитета по науке и наукоемким технологиям Жореса Алферова собрались парламентарии, сотрудники Аппарата ГД, представители научной общественности, студенты и учащиеся военных училищ. Слушатели сидели даже в проходах между рядами, на ступенях лестницы. Большой интерес вызвала тема выступления известного ученого-физика: «Американский и советский атомные проекты и их роль в современном мире. Власть и наука». В истории ХХ века открытие и изучение ядерной радиации, достижения квантовой физики, определившее развитие всего человечества на многие десятилетия, не утратили своего уникального значения и сегодня.

Атомной бомбы могло бы не быть...

Тема лекции, пояснил слушателям ученый, выбрана не случайно. По его словам, непосредственно в разработке бомбы он участия не принимал, но был среди создателей первой атомной подводной лодки, являвшейся тоже частью советского проекта. За это Ж.Алферов получил свой первый орден. Он хорошо знал ученых, которые работали в области ядерной физики. Выбор проблематики лекции был связан с тем, что за всю историю различных научных открытий и разработок в нашей стране и за рубежом не было такой масштабной работы, как Манхэттенский (США) и советский атомные проекты. Они, по сути, вобрали в себя почти все достижения физики ХХ века, прежде всего квантовой механики и ядерного синтеза. Кроме того, раньше не было подобных примеров, когда власть и наука так активно и плодотворно работали вместе, достигли столь высоких результатов.

В то же время не существовало таких научных проектов, которые сыграли бы такую важную научную, технологическую и политическую роль в развитии человеческой цивилизации. «У меня много друзей и знакомых, — отметил Жорес Алферов, — которые принимали непосредственное участие в осуществлении этих проектов. Безусловно, чрезвычайно интересно, как смогла объединиться блистательная плеяда физиков, которые трудились над решением уникальной научной проблемы — разработкой отечественного ядерного оружия». По мнению ученого, атомной бомбы и всех ужасных последствий ее создания могло бы не быть. Ключевым моментом в этом процессе стало открытие деления ядра урана и выделения при этом огромной энергии.

Для изучения и практического использования этого явления необходимо было иметь развитую научную базу и огромные материальные средства. Чтобы появилась атомная бомба или атомный реактор, нужно было проделать гигантскую экспериментальную работу. Когда немецкие ученые Отто Ган, Лиза Мейтнер и Отто Фриш опубликовали в конце тридцатых годов результаты своих исследований, началась вторая мировая война. И получение средств для их продолжения в Европе стало проблематичным. Только США в то время могло себе это позволить столь масштабные затраты.

Почему американцы продолжали этим заниматься? — задался вопросом ученый. В Соединенных Штатах, по его убеждению, опасались того, что фашистская Германия сможет первой добиться успехов в этом направлении и создаст оружие небывалой разрушительной силы. Альберт Эйнштейн не раз говорил, что если бы у него были сомнения, что Гитлер не успеет получить в свою атомную бомбу до окончания войны, то он бы не принял участие в ее создании в США. Так что можно сказать, что Манхэттенский проект и его кадровая проблема были решены Гитлером, потому что ведущие европейские физики были вынуждены переехать в Соединенные Штаты и продолжили свои работы там, резюмировал Ж.Алферов.

У истоков создания советского атомного проекта

Абрам Федорович Иоффе в 1932 году в Ленинграде возглавил специальную группу физиков, занимавшихся изучением атомной радиации, напомнил Нобелевский лауреат. Его заместителем был назначен И.В.Курчатов, впоследствии — научный руководитель всего проекта. В разработке его проблематики приняли участие все ведущие ученики А.Ф.Иоффе. Однако только после атомных бомбардировок США Хиросимы и Нагасаки руководство Советского государства во главе с И.В. Сталиным приняло принципиальное решение: во что бы то ни стало создать свою атомную бомбу. Именно тогда стало очевидным, что все политические итоги второй мировой войны могут быть перечеркнуты. То, что досталось СССР в результате огромных жертв и потерь, когда он получил мировое признание и вошел в тройку мировых лидеров, может быть утрачено в результате применения военных санкций со стороны США, у которых появилось оружие огромной разрушительной силы.

Все хорошо понимали, пояснил Ж.Алферов, что военной необходимости сбрасывать бомбы на Хиросиму и Нагасаки не было. Япония стояла на грани капитуляции. Ее Квантунская армия разгромлена советскими войсками за две недели. Применение атомного оружия стало акцией устрашения прежде всего для СССР, сыгравшего решающую роль в обеспечении победы союзников во второй мировой войне. В том, что атомную бомбу можно сделать, убедило советское руководство ее практическое применение. И для реализации нашего атомного проекта были выделены необходимые средства и привлечены ведущие ученые.

Гонка вооружений — соревнование двух систем

Первое испытание советской атомной бомбы в 1949 году произвело на США и его союзников ошеломляющий и отрезвляющий эффект, отметил Ж.Алферов. Их монополия на самое мощное оружие массового поражения была ликвидирована. И тогда в 1950 году в США приняли решение о финансировании нового супер оружия — водородной бомбы. Началось жесткое соревнование двух политических систем - кто первым станет ее обладателем. В результате этой гонки вооружений мир получил атомное и водородное оружие. В те годы с обеих сторон делалось много того, что потом не нашло практического применения, считает Нобелевский лауреат. Но, так или иначе, констатировал он, был дан старт развитию многих наукоемких технологий, которые определили научно-технический прогресс второй половины ХХ века. Не будет преувеличением сказать, продолжал Ж.Алферов, что советский атомный проект поднял науку и наукоемкие технологии в СССР на колоссально высокий уровень, появились такие инновации, как радиолокация, радиоэлектроника, кибернетика, компьютерная техника, космонавтика и ряд других.

«Думаю, что в 50-х годах мы, а американцы, может быть, и раньше, поняли, — считает ученый, — что создали чрезвычайно опасную вещь — мощное оружие массового поражения. Возможно, было бы лучше, чтобы наше планета вообще не имела его. Сегодня ядерный клуб насчитывает 11 государств. Девять из них общепризнаны. О том, что десятая страна имеет ядерное оружие, все в мире уже говорят открыто. Про 11-ю пока считают, что такое оружие у нее, наверное, есть. И неизвестно, как в дальнейшем будет развиваться ядерная угроза, и кто еще сможет получить это смертоносное оружие, угрожающее существованию всего человечества».

С одной стороны, нам нужны проекты, которые помогли бы нашей стране подняться на новый более высокий, научно-технологический уровень, отметил Ж.Алферов. Без этого просто не быть России; без развития науки и наукоемких технологий будущего у нас нет. «Я часто вспоминаю слова Фредерика Жолио-Кюри из его лекции 1950 года: «Наука необходима для страны. Каждая держава завоевывает свою независимость тем, что нового, своего она привносит в сокровищницу цивилизации. Если этого не происходит, то она подвергается колонизации», процитировал нобелевский лауреат. Страна, не может жить, пояснил он, когда значительный процент ее населения — рантье, когда мы продаем свои невосполнимые богатства: нефть и газ, а большинство населения не может воспользоваться доходами, получаемыми от этого. Надо, чтобы люди могли работать и заниматься интересной работой, которая повышала бы их интеллектуальный уровень и приносила бы им доход.

Власть должна поддерживать науку

Государству необходимо поддерживать развитие высоких технологий, если оно заинтересовано в перспективах своего будущего, считает Ж.Алферов. Но власть, по его убеждению, не должна вмешиваться в науку в том плане, чтобы определять те направления научных исследований, которыми занимают ученые. Госчиновники даже в отношении прикладных отраслей не должна иметь определяющее значение. В этой связи, сказал Нобелевский лауреат, можно вспомнить пример академика Лысенко, который пообещал В.И.Сталину, что с помощью псевдонаучных нововведений в сельском хозяйстве сможет поднять урожайность и быстро накормить страну. В результате начались гонения против ученых, занимавшихся генетикой, страна потеряла бесконечно много и была вынуждена в течение десятилетий наверстывать упущенное.

Отношения власти и науки, по убеждению Ж.Алферова, становятся продуктивными тогда, когда наука имеет широкую поддержку государства, когда она является производительной силой общества. Как это организовать в стране, власти следует советоваться с ведущими учеными. «Я далек от мысли, что Российская академия наук в 2013 году, когда началась ее реорганизация, — отметил Нобелевский лауреат, — была идеальным учреждением. Она очень многое утратила за два с половиной десятилетия после распада СССР. В 1991 году ее бюджет составлял порядка 80 миллионов долларов, а при реформах Е.Гайдара сократился в 20 раз — до 4 миллионов. Советская Академия наук сделала очень много для страны в свое время, особенно, когда ее возглавлял Мстислав Келдыш. Это был выдающийся ученый со своим мнением и твердой позицией по принципиальным вопросам. Великая троица «3К»: Курчатов, Королев, Келдыш и возглавляемая ими плеяда советских ученых: Арцимович, Александров, Зельдович, Харитон, Кикоин, Петржак, Флеров и ряд других добились выдающихся научных открытий, в том числе и военного паритета с США».

При руководстве страны следует иметь группу советников по науке, считает Ж.Алферов, и в этом качестве должны выступать настоящие ученые, имеющие хорошую научную базу и не боящиеся отстаивать свою точку зрения. Их число может быть не очень большим, но они должны обладать высоким профессионализмом и независимостью суждений. Тогда будет обеспечиваться плодотворное и эффективное взаимодействие власти и науки.

Беда - в невостребованности наукоемких технологий

Отвечая на вопросы журналистов, Ж.Алферов отметил, что стратегическое планирование нужно для развития экономики и научных исследований. Белоруссия, привел он пример, сохранила свою Академию наук, и она активно занимается прикладными направлениями исследований, связанными с развитием промышленности и производства. Есть совместные проекты с российскими учеными, но то, что они определяют стратегические области научных знаний, пока сказать нельзя, признал ученый. «Основная проблема отечественной науки, - считает Нобелевский лауреат, - отнюдь не низкое финансирование, а прежде всего невостребованность результатов научных исследований экономикой и обществом. В Белоруссии эта проблема ощущается в гораздо меньшей степени, чем в России. С закрытием крупных промышленных предприятий страна утрачивает лидерство в целом ряде отраслей промышленности, а, следовательно, потребность во внедрении наукоемких технологий сокращается. Требование сегодняшнего дня для нашего государства - поставить задачу возрождения высокотехнологичных отраслей экономики. В этом залог поступательного развития промышленности и науки. Это относится и к нашим сырьевым отраслям — там тоже необходимо внедрение высоких технологий. Для этого потребуется иное, чем сегодня отношение к образованию и науке.

Можно привести пример творчества А.Ф.Иоффе, отметил ученый. Он в свое время понял, что квантовая физика может дать очень многое для развития промышленности и современных технологий производства. Но, чтобы этого добиться, необходимо иначе учить студентов. И он в 1919 году, вскоре после революции, создал физико-механический факультет в Политехническом институте Петрограда. Его опыт был использован и другими вузами для развития инженерно-физического образования. Угадать сегодня, каким должно быть образование — сложнее. Из самых общих соображений можно сказать, чему надо учить сегодня и какие знания будут востребованы позже. Именно этими вопросами занимаются в Санкт-Петербургском Национальном исследовательском академическом университете.

Какой главный урок можно извлечь из изучения истории ядерного противостояния двух сверхдержав? Отвечая на этот вопрос, ученый подчеркнул значение наличия военного паритета, который на протяжении десятилетий помогал избежать новой глобальной войны. И сегодня наличие у России ядерного оружия удерживает ее потенциальных противников от применения силовых действий в отношении нашей страны. При этом важную роль играет принятие мировым сообществом мер против распространения оружия массового поражения. Цель — чтобы оно не попало в руки международных террористов и авантюристов. С другой стороны, соперничество сверхдержав в развитии ядерной физики и квантовой механики дало мощный стимул прогрессу других отраслей науки и созданию многих наукоемких технологий. Несмотря на изменение соотношения сил на геополитической арене, конкуренция ведущих держав в этой области продолжается, заключил Ж.Алферов.

Когда говорят о советском периоде нашего государства, довольно часто ставят в упрек «засилье» военно-промышленного комплекса. Но, по мнению Нобелевского лауреата, существование десяти оборонно-промышленных министерств было очень эффективным. Почти каждое из них имело главное научно-техническое управление — ГНТУ, в которых проводились широкие научно-технические исследования, создавались наукоемкие технологии. И даже в условиях рыночной экономики из них можно было бы организовать высокоэффективный транснациональный картель. Вместо этого они были разрушены, сотни высокотехнологичных производств прекратили свое существование. А между тем предприятия военно-промышленного комплекса в советское время выпускали до 60 процентов гражданской продукции, напомнил Ж.Алферов.

Реформы Е.Гайдара и его последователей, по его убеждению, носили разрушительный характер. Но они были далеко не глупые люди, и их деятельность имела свою определенную цель, была направлена на конкретный результат. Так, приватизация по Чубайсу привела к развалу высокотехнологичных отраслей промышленности, деиндустриализации экономики, фактической деградации квалифицированных инженерно-технических кадров и рабочего класса страны, наиболее созидательной части общества. Результаты такой политики мы воочию можем видеть сегодня. Так что надо помнить уроки истории, заключил ученый.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 188 просмотров

Комментарии