Новость: Критический разбор открытого письма Леонида Калашникова Так называемое открытое письмо Леонида Калашникова вы можете прочесть, перейдя


 
Я знаю, зачем нужны эти кнопки. А ты? Тогда поделитесь с друзьями!




1 января 1970 - Лариса
Новость:  Критический разбор открытого письма Леонида Калашникова Так называемое открытое письмо Леонида Калашникова вы можете прочесть, перейдя
Критический разбор "открытого письма" Леонида Калашникова

Так называемое открытое письмо Леонида Калашникова вы можете прочесть, перейдя по ссылке Здесь же я хотел бы дать критический комментарий на эту сборную солянку самых откровенных глупостей, которые только могли появиться на свет за последний год в Тольятти.

"Проблемы начались на АВТОВАЗе еще в 2005 г. с приходом московской команды. И первая ошибка: заводом поставили управлять менеджеров, среди которых не было специалистов в автомобильной отрасли. Дважды государство вливало средства, но деньги уходили в песок. Закончилось все продажей контрольного пакета (специалистам?) иностранцам."

Ловко перепрыгивая от "специалистов" к "иностранцам", Калашников забывает упомянуть о том, почему завод ни с того ни с сего перешел к ним, и кто осуществил эту продажу, которой все закончилось, и считает, что "необходимо вернуть АВТОВАЗ России", т.е. вернуть, по-видимому, обратно под руководство неспециалистов. И препровождает он это благим пожеланием, что должен быть произведен "выбор ответственной команды руководителей, особенно первого лица, из числа опытных российских кадров". Правительство, не способное раньше подбирать на посты ответственных руководителей, теперь, видимо, прочитав данное письмо, чудодейственным образом научится это делать. По впечатлению Калашникова, "Правительство просто отказывается замечать, что иностранные собственники ведут планомерную работу по ликвидации АВТОВАЗа как конкурента зарубежных производителей". Но если бы это было правдой и завод действительно кто-то намеревался ликвидировать, то отказ правительства замечать это означало бы, что оно либо в сговоре с ликвидаторами, либо ему просто плевать на судьбу завода. Холуйские мольбы о том, чтобы правительство стало замечать то, что оно "отказывается замечать" свидетельствовали бы о том, что Калашников в лучшем случае - весьма наивный политик, а в худшем - популист, который хочет нажить себе политический капитал, эксплуатируя народные иллюзии.

Обстоит ли дело так, что завод хотят ликвидировать, или его трудности обусловлены всероссийским кризисом, в котором топ-менеджеры ВАЗа никак не повинны - это популисту не важно. Точно также ему не важно, какую роль во всех этих процессах играет правительство. Если какая-то часть народа верит, что правительство является слугой народа, а не, например, олигархов, то популист для этой части народа будет строить из себя некоего посредника, который якобы полезен тем, что налаживает коммуникации между народом и властью. Если в какой-то части народа будет прослеживаться недовольство правительством, то и тут популист не упустит шанса воспользоваться ситуацией, чтобы выступить в роли посредника. На одном фронте, он будет писать власти холуйские письма, а на другом, не моргнув глазом - ругать ее (причем ругать только для видимости). Одним он будет говорить, что во всем виноваты иностранцы, другим - что российские олигархи. Если в народе станет популярен совершенно бессодержательный лозунг "спасем Тольятти!", то популист легко подхватит этот лозунг, пытаясь угодить сразу всем. В то время как серьезные политики стараются воспитывать в той части народа, авангардом которого они хотят быть, адекватное восприятие действительности, воспитывать ясное понимание собственных интересов и умение отличать их от интересов других классов общества, популисты пытаются просто понравиться обывателям. Идея может быть и нежизнеспособной, но если она хорошо стелится, например, на слух каких-нибудь бабушек во дворе, то, считай, дело сделано.

В качестве примера несостоятельности идей Калашникова можно привести его требование субсидирования за счет государственного бюджета "процентной ставки по кредитам на пополнение оборотных средств" завода. Но только полный профан в экономике может не знать, что подобное субсидирование еще больше увеличит ставку, потому что она зависит исключительно от спроса на банковский капитал. Если спрос на ссуды вырастет - а спрос на них со стороны предприятия непременно должен вырасти, если государство будет погашать часть высоких процентов, - то и процентная ставка вырастет. Это естественным образом негативно скажется на других отраслях экономики. Для каких-то отраслей ставка, бывшая еще более-менее нормальной, теперь непомерно вырастет, и загибаться уже станут они. Хороша же та программа, которая предлагает во имя спасения одной отрасли губить другие! Популисту совершенно не важно, что это входит в противоречие с его же словами о том, что ему не безразлично состояние экономики страны. Популисту даже не важно то, что это требование никто не станет удовлетворять ввиду его абсурдности. Для него главное, чтобы за него проголосовали на ближайших выборах.

Еще более нелепой является идея о необходимости "сосредоточить усилия АВТОВАЗА, Правительства РФ и правительств регионов на сохранении и развитии традиционных российских поставщиков, стимулировании увеличения объемов локализации в РФ, реализации программ импортозамещения".

Чтобы правительство могло производить импортозамещение в каких-то отраслях производства, оно должно их национализировать. Пока производство находится в частных руках, все разговоры об импортозамещении являются простым сотрясанием воздуха и ничем больше. Импортозамещение может происходить, а может и не происходить, - это никак не зависит от воли властей, как не зависит от вашей воли то, станет ли ваш родственник, которому вы вздумали подарить миллион рублей, респектабельным бизнесменом или просто пропьет эти деньги. Без тотального контроля за выделяемыми средствами в пользу каких-то предприятий, без полного подчинения этих предприятий контролю государственного аппарата, любая субсидия на их так называемое "развитие" превращается в фарс, в источник коррупции и обогащения отдельных индивидов. Но способно ли наше правительство осуществить подобную национализацию, осуществить этот тоталитарный контроль, наше правительство, предметом особой гордости которого является то, что у нас рыночная экономика, что с социалистическим прошлым покончено, правительство, которое с отвращением смотрит на это прошлое и которое на протяжение своей пятнадцатилетней истории только и делало, что распродавало государственные предприятия, способно ли наше правительство на такие радикальные меры? Я думаю, что нет. Я думаю, что и Калашников на сей счет никаких иллюзий не испытывает, но при этом всеми силами пытается вбить эти иллюзии в головы обычных трудяг, не способных разобраться в истинном положении вещей.

Нелепы также и претензии Калашникова по поводу того, что "руководством завода фактически игнорируется провозглашённая Президентом России программа импортозамещения". То, что президент России может провозглашать красивые фразы, это давно всем известно. Но что законные собственники обязаны следовать этим фразам, следовать программам человека, являющегося гарантом "свободы экономической деятельности" (8 статья Конституции РФ), здесь, конечно, Калашников соригинальничал.

Важно понимать, что при капитализме любые меры по развитию экономики всегда будут не в пользу рабочих. Рабочие оказываются на улице не только, когда какие-либо заводы претерпевают упадок, но даже и тогда, когда на заводах делается модернизация, вводятся новые технологии, заменяющие ручной труд автоматизированной техникой. Даже когда экономика испытывает временный подъем, когда рынки расширяются, и рабочие становятся нарасхват, то даже в этом случае жизненный уровень рабочих растет всегда медленнее, чем у предпринимателей, которые обогащаются за счет труда этих рабочих. В экономике, в которой главным принципом является конкуренция, конфликт частных интересов, в этой экономике поддержка интересов одних людей будет равносильна борьбе с интересами других людей. Говорить в этом случае о развитии экономики, о мерах развития отраслей, говорить так, будто бы это какая-то единая производственная система, в которой все друг другу братья и сестры и имеют общие цели, значит, разводить демагогию. И популисты любят такую демагогию, потому что под ее покрывалом очень легко лоббировать частные интересы. Властьимущие могут годами плевать на ваши интересы, грабить вас и растаптывать ваши права. Но когда им требуется, например, пушечное мясо, готовое погибать на войне ради прибылей монополистов, то тут они начинают петь песенки о патриотизме, о единой нации и о национальной идее.

Точно такую же демагогию использует и Калашников. Встать на защиту чьих-то конкретных интересов, например, рабочих: продвигать идею 6-часового рабочего дня, бороться за лучшие условия труда, - такие вещи ему не интересны. Ведь таким образом можно попасть в немилость к другим классам общества, например, можно нажить себе врагов среди предпринимателей, для которых идея 6-часового рабочего дня является враждебной, на которую они никогда добровольно бы не согласились. Популисту нельзя четко обозначать свою ориентацию, ему надо лавировать, чтобы и от одних профит был, и от других. Для этого требуется лишь употреблять максимально бессодержательные лозунги, такие как "необходимо вернуть АВТОВАЗ России" или "спасем Тольятти!"

источник текста: группа "Рабочие АВТОВАЗа"
Рейтинг: 0 Голосов: 0 96 просмотров

Комментарии