История и культура Региона Тюмени и Тюменской области


 
Я знаю, зачем нужны эти кнопки. А ты? Тогда поделитесь с друзьями!




Автор
Опубликовано: 1480 дней назад ( 2 ноября 2013)
0
Голосов: 0
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Тюменская культурная история
1. Археология
Археологические исследования свидетельствуют, что территория Тюменской области начала осваиваться людьми ещё в каменном веке. В период мезолита (среднего каменного века), отстоящего от наших дней примерно на 10-12 тыс. лет и относящегося к началу послеледниковой эпохи, она была заселена практически вся — от её южных границ до северных. Материалы стоянки Катенька в окрестностях г. Ишим свидетельствуют, что люди уже владели техникой расщепления камня на узкие и тонкие ножевидные пластины, которые служили для разделки мяса, раскроя шкур, использовались как вкладыши более крупных составных орудий. На мезолитических поселениях, обнаруженных в бассейне Конды, исследованы остатки полуземлянок и не углубленных в грунт построек, обитатели которых с луками, дротиками и копьями охотились на лося, северного оленя, пушного зверя и птицу, а также, видимо, ловили рыбу. С помощью минимальной обработки они превращали ножевидные пластины в миниатюрные резцы, проколки, свёрла, а из расколотых галек делали более крупные орудия - топоры, долота и тёсла, предназначенные для работы по дереву. В этот же период коллективы таёжных охотников и рыболовов начали освоение Нижнего Приобья и даже арктических широт, о чём свидетельствуют датированные мезолитом каменные орудия и их заготовки, которые были обнаружены среди материалов памятника Корчаги 16 близ г. Салехард.
Период неолита (нового каменного века) начался на территории Тюменской области в VII-VI, а закончился в IV тыс. до н. э. В рамках этого отрезка времени, судя по
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

значительному количеству относящихся к нему памятников, произошёл существенный рост численности населения края. Не прекращался и приток на рассматриваемую территорию выходцев из других областей, в том числе групп, прародину которых многие учёные предлагают искать в Приаралье, Прикаспии или ещё более далёких районах. Несмотря на дискуссионность проблем происхождения неолитического населения региона, не подлежит сомнению, что в культурном отношении оно было далеко неоднородным, хотя в экономике повсеместно господствовали охота, рыболовство и собирательство, а основными типами жилищ везде являлись землянки и полуземлянки. Наиболее ярко отмеченная неоднородность проявляется в особенностях формы и орнаментации сосудов, а также типологических особенностях каменных орудий. Группировка памятников по принципу наибольшего сходства их инвентаря открывает возможность для выделения различных археологических культур. На материалах, полученных в южной части области, к настоящему времени выделены различающиеся по времени своего существования и районам распространения боборыкинская, екатерининская, козловская, кошкинская, полуденская, среднеиртышская и иные неолитические культуры. С более северными районами учёные соотносят памятники амнинского, барсовогорского, быстринского, сумпаньинского, чэстыйягского и других типов. В целом неолитическая эпоха может рассматриваться как период не очень быстрого, но неуклонного и поступательного развития культуры древнего населения региона.
К энеолиту (медно-каменному веку) на территории Тюменской области принято относить археологические памятники III тыс. до н. э. Следов местной металлообработки на относимых к энеолиту тюменских памятниках пока не зафиксировано, да и сами найденные на них изделия из меди единичны. Поскольку их роль в повседневной деятельности людей не могла быть существенной, ведущее место в производстве на протяжении все¬го этого периода по-прежнему занимал камень. Не произошло в энеолите и сколько-нибудь заметных перемен в занятиях на¬селения по сравнению с предшествующей эпохой. Даже не¬смотря на то, что жители южных районов области в это время вполне могли познакомиться с некоторыми видами домашних животных, сколько-нибудь прочных навыков скотоводства у них ещё не было, в хозяйстве продолжали безраздельно господствовать охота и рыболовство. Энеолитические памятники, изученные на юге области, принадлежат нескольким археологическим культурам, в том числе липчинской, шапкульской, андреевской и др. Этому же периоду принадлежат памятники атымьинского и волвончинского типов, открытые в более северных районах. Древности энеолитического периода разнообразны в типологическом отношении, среди них известны не только поселения, но и могильники (Бузан-3, Большой Остров) и святилища (Велижаны-2).
В бронзовый век население Западной Сибири вступило в начале II тыс. до н. э. Быстрое внедрение в производство металла, утверждение скотоводства и земледелия совершили настоящий переворот в жизни лесостепных и отчасти южнотаёжных племён. Высокие темпы их социально-экономического развития определялись не только благоприятным природным окружением, но и широкими культурными связями. Их поддержанию способствовали распространение колёсных повозок, навыков верховой езды, а также очевидные выгоды обмена, без которого лишённое залежей меди и олова население Западно-Сибирской равнины было не в состоянии развивать собственное бронзолитейное производство. Группы, обитавшие в глубинах тайги и тундры, не имели возможности перейти к производящим видам экономики. Однако приметы новой эпохи ощущались и здесь. Обломки тиглей для плавки металла, первые изделия из меди и бронзы с этого времени начинают встречаться на памятниках Тюменского Севера.
К настоящему времени наиболее полно изучены древности бронзового века, сосредоточенные на юге области. Материалы этих многочисленных селищ и могильников свидетельствуют, что даже на этой сравнительно небольшой территории в данный период обитали носители разных культур. Часть из них - алакульская,фёдоровская, черкаскульская - рассматриваются как андроновские, а в этнолингвистическом плане получили индоиранскую атрибуцию. Спорной является гипотеза индоиранской принадлежности ташковских групп. Более поздние пахомовекая, сузгунская и бархатовская культуры сложились в результате взаимодействия андроновского населения с инокультурным окружением.
В бассейне р. Конда к рассматриваемому периоду относятся древности полымьятского и варпаульского типов, в Нижнем Приобье - памятники сартыньинской культуры, обнаруживающей признаки преемственности с предшествующими ей на данной территории комплексами эпох неолита и энеолита. Со средним течением Оби связан ареал барсовской культуры, входившей в обширную культурную (и, быть может, этнолингвистическую) общность носителей ямочно-гребенчатой керамики, которую многие учёные считают древнесамодийской. Носители ямочно-гребенчатой керамики в эпоху бронзы проникали довольно далеко на север. Следы их пребывания
отмечены даже в Арктике — у Салехарда, в Ямальской тундре, ниж¬нем течении Таза - и рассматриваются как следы существования особой тазовской культуры. На основе поздних ямочно-гребенчатых комплексов в таёжных районах Среднего и Нижнего Приобья складывается атлымская культура, носители которой со временем продвинулись на юг, вплоть до лесостепных районов, и в условиях взаимодействия с местным населением стали основой формирования нескольких самобытных культур переходного периода от бронзового века к железному.
Железный век на территории Тюменской области начался во второй четверти I тыс. до н. э. Появление первых привозных изделий из нового металла, освоение сыродутного способа его получения из местных руд, овладение секретами кузнечного ремесла — всё это вошло в повседневную жизнь людей не сразу. Поэтому период, продолжавшийся вплоть до середины I тыс. н. э., на который пришлось становление чёрной металлургии, обычно называют ранним железным веком. Возросшая вследствие пере¬хода к кочевому скотоводству подвижность степных племён данного периода, цепная реакция захватов пастбищ и вынужденных переселений сеяли нескончаемые междоусобицы, выталкивавшие к границам тайги осколки разных этносов. Мощные миграции отмечены в это же время в таёжной зоне. Всё это только усилило неоднородность проживавшего здесь населения, послужившего основой для формирования западносибирских народов данного исторического периода.
Ярче всего особенности развития северных и южных областей региона в раннем железном веке проявились в сфере социальной. Лесостепные скотоводческо-земледельческие группы - носители баитовской, гороховской, саргатской и ряда других археологических культур, в среде которых быстрыми темпами шли процессы имущественного и социального расслоения, усиления власти вождей, создания военно-иерархических структур и крупных племенных конфедераций, — явно развивались по пути превращения в раннеклассовые общества. В глубине тайги, почти полностью изолированной от бурных событий на юге, в начале железного века устои первобытного общественного устройства оставались более прочными. В первом тыс. до н. э. здесь происходит становление нескольких археологических культур - богочановской, белоярской, калинкинской, кулайской, устьполуйской и т. д., развитие которых отражает формирование современных групп коренного населения Западной Сибири.
Археологические памятники второй половины I и значительной части II тыс. н. э. принадлежат средневековой эпохе, представляющей особый интерес как период формирования тех урало- и тюркоязычных народов, которые до настоящего времени проживают на территории Тюменской области. Около IX в. здесь складывается бакальская культура, просуществовавшая вплоть до XIV-XV вв. Её носителей многие учёные склонны рассматривать как одну из южных групп угров, в среду которых активно внедрялись тюркские этнические элементы. Усилению этого процесса способствовали монгольские завоевания и образование Золотой Орды, стимулировавшие перемещение на север многих степных тюркоязычных групп, принявших наряду с лесостепным населением участие в формировании сибирских татар. В VII-XIII вв. в бассейнах рек Тура, Тавда и в прилегающих к ним южнотаёжных районах существовали молчановская и юдинская культуры, памятники которых, скорее всего, отражают процесс вы¬деления из обскоугорской общности предков манси. О проживании этого народа в лесном Зауралье говорят и данные топонимики. Проникновение тюрок в бассейн Туры в XIII-XV вв. привело к быстрой аккультурации проживавших в её среднем и нижнем течении мансийских групп, хотя на Верхней Type и Тавде они обитали даже во времена начавшегося освоения Сибири русскими. В VI-XIII вв. лесостепные и южнотаёжные участки по берегам Ишима и Иртыша населяли, очевидно, многокомпонентные по своему происхождению племена потчевашской и усть-ишимской культур, период существования которых рассматривается как один из этапов сложения южных групп хантыйского населения.
Огромная таёжная территория Нижнего и отчасти Среднего Приобья в эпоху средневековья являлась зоной расселения носителей нижнеобской культуры, отражающей развитие формирующихся северных и восточных ханты. Помимо обских угров на севере Тюменской области в рассматриваемый период обитали и самодийцы. Зоной их активных контактов, а возможно, даже чересполосного проживания являлось Сургутское Приобье. В конце I - начале П тыс. н. э. самодийские группы — предки ненцев - проникали и в приполярные районы.
324 просмотра

Комментарии